Газета "Саратовские вести"

Оглавление:

В контексте отечественной культуры
Два бойца, два артиста
ПЕРВАЯ КОЛЛЕКЦИЯ "ЗОЛОТЫХ АРЛЕКИНОВ" РОЗДАНА
"Золотой Арлекин" как Великий почин
ТЮЗ КИСЕЛЕВА ПОКАЗАЛ ПРЕМЬЕРУ СКАЗКИ "КОТ В САПОГАХ"
ДЕНЬ ПЕЧАЛИ


В контексте отечественной культуры

Саратовская государственная консерватория имени Л.В. Собинова отмечает в эти дни свое 90-летие.
В минувшую субботу состоялась научно-практическая конференция «Саратовская государственная консерватория им. Л.В. Собинова в контексте отечественной культуры». В ней приняли участие специалисты из Санкт-Петербурга, Волгограда, Самары, Уфы, Оренбурга и других городов России.

На заседаниях четырех секций были прочитаны более 50 докладов и сообщений. Выступающие анализировали деятельность консерватории до революции и в советское время, обсуждали традиции преподавания в ее стенах, говорили об особенностях саратовской скрипичной и фортепианной школ. Материалы конференции планируется в скором времени издать отдельным сборником.
В тот же вечер в Большом зале консерватории теорию, образно говоря, сменила практика: состоялся концерт ее выпускников. Его открыл ректор, заслуженный артист РФ А.Скрипай. Затем своей виртуозной игрой зрителей радовали народная артистка РФ Елена Сапогова (Саратов), заслуженные артисты РФ Наталья Тарасова (Астрахань), Валентин Шувалов (Саратов), Владимир Землянский (Воронеж) и другие, а также лауреаты различных международных и российских конкурсов.

Виталий АЗЕФ, "Саратовские вести" N 172 (2940)

Два бойца, два артиста

В областном Доме искусств и науки состоялась встреча, посвященная ветеранам войны - артистам саратовской сцены Александру Толчанову (филармония) и Евгению Колоградскому (театр драмы). Она называлась "Признание в любви".

Атмосфера была, действительно, необычайно трогательной. Артистов (а вместе им 170 лет) поздравили министр культуры области Ю.Грищенко, директора и художественные руководители театров драмы, оперетты, тюза, филармонии, коллеги.
Прозвучало немало теплых и неожиданных воспоминаний. Например, о том, как в послевоенные годы в кинотеатре "Центральный" перед началом сеансов играл небольшой оркестрик, а солистом был молодой Саша Толчанов. Отвоевав аж две войны - с Германией и Японией, он поступил в Саратовскую консерваторию и, еще будучи студентом, радовал слушателей своим пением. На первом курсе ему была уже назначена собиновская стипендия!Потом у Александра Петровича будет многолетняя певческая работа, он станет лауреатом Всероссийского конкурса артистов эстрады, в составе театра "Микро" объездил всю страну, тогда - Советский Союз, который защищал с оружием в руках...
А вот интересные штрихи к творческому портрету другого юбиляра.
Заслуженные артисты России Р.Белякова и В.Аукштыкальнис рассказали о совместной работе с Евгением Федоровичем Колоградским - великолепным комедийным актером и удивительно добрым человеком. В театре его любовно называли дядей Женей. Примечательно, что он был хорош не только на сцене, а имел еще дар художника, мастера такого жанра графического искусства, как дружеский шарж. Его произведения висели в репетиционном зале. Они смешили, веселили, грели душу, но не обижали. Их накопилась целая коллекция, и, очевидно, ее увидят в дни празднования 200-летия театра.

Юрий Михайлин "Саратовские вести", №151, 10 октября 2002 года

ПЕРВАЯ КОЛЛЕКЦИЯ "ЗОЛОТЫХ АРЛЕКИНОВ" РОЗДАНА

Вчера на сцене театра оперы и балета прошла церемония награждения театральных деятелей губернии призами "Золотой арлекин" за выдающиеся заслуги на сценическом поприще. Церемония была пышной, торжественной и очень дружелюбной.

Мы любим своих актеров в режиссеров. Театров у нас много, они доступны всем и всегда радуют зрителей интересными работами - будь то премьера или рядовой спектакль. Губернские театральные таланты выигрывают по сравнению со столичными, судя по антрепризным спектаклям, которые мы время от времени видим. Тем приятнее, что министерство культуры области, многие другие организации решили отметить своим вниманием, засвидетельствовать почтение и уважение самым ярким представителям актерской братии. Мы приведем имена победителей в некоторых номинациях.

Лучшей актерской работой в музыкальном театре названа роль Лизы в спектакле саратовского театра oneретты "Барышня-крестьянка" в исполнении Галины Алексеевой. Лучшими балетными актерами 1999 года названы Евгений Сердешнов за партию Гойи в спектакле Саратовского академического театра оперы и балета "Гойя" и Людмила Телиус за партию Каэтаны в том же спектакле. Среди драматических актеров приз за лучшую актерскую работу получили Галина Родионова из Балашовского драматического театра за роль в спектакле "Сирена и Виктория", заслуженный артист РФ Сергей Сосновский за роли в спектакле Саратовского академического театра драмы "Берендей", главный режиссер академического тюза имени Ю. Киселева, народный артист РФ, Юрий Ошеров за роль Артамона Власича в спектакле тюза "Привет вам, господа!" Среди актеров кукольного театра отмечена "Арлекином" Елена Обрезко за роль Альдонсы в спектакле "Теремка" "Человек из Ламанчи". В номинации "Дебют" "Золотого арлекина" получил Владимир Малюгин за роль Ивана в спектакле тюза "Привет вам, господа!". Приз прессы вручен актрисе театра драмы Ольге Миловановой.

Приз жюри за совокупность спектаклей и музыкальных программ последних двух лет получил художественный руководитель и главный режиссер театра оперы и балета народный артист РФ Юрий Кочнев. Приз "За режиссуру" вручен художественному руководителю и главному режиссеру театра драмы Антону Кузнецову за спектакль "Берендей".

Поздравляем, друзья! Всегда рады аплодировать вашему искусству.

Владимир Акишин, 02.03.00

"Золотой Арлекин" как Великий почин

В первый день весны на сцене театра оперы и балета состоялась первая церемония вручения профессионального театрального приза "Золотой Арлекин".

Организована и проведена она была торжественно и достойно, в чем могли убедиться не только присутствовавшие в зале, но и телезрители - награждение транслировалось в прямом эфире канала "2-я Садовая". Призы вручались в 12 номинациях и отмечали высшие достижения губернского театрального искусства за два сезона 1997-1998 и 1998-1999 годов. Обладателями "Золотых Арлекинов" в самой многочисленной номинации "Лучшая актерская работа" стали Светлана Лаврентьева (тюз), Сергей Сосновский (театр драмы), Юрий Ошеров (тюз), Тамара Лыкова (тюз), Галина Радионова (Балашовский драматический театр), Елена Обревко (театр кукол), Людмила Телиус и Евгений Сердешнов (театр оперы и балета), Галина Алексеева (театр оперетты).

Среди художников победили наш Юрий Юрасов (театр кукол) и москвич Юрий Хариков (тюз). Лучшими музыкантами признаны также москвичи Юлий Ким и Андрей Семенов (тюз), балетмейстером - саратовский москвич Сергей Гродницкий (тюз). Приза жюри удостоен Юрий Кочнев (театр оперы и балета), приза критики - Владимир Краснов (тюз). "Золотого Арлекина" в номинации "Лучшая режиссерская работа" получил Антон Кузнецов (театр драмы) - на фото, в номинации "Дебют" - Владимир Малюгин (тюз), "Надежда" - Наталья Яковлева (театр драмы), режиссер из Вольской драмы Юрий Погрибещенко. Грамотами отмечено участие а фестивале муниципальных коллективов "Версии", Театра русской комедии и Театра пластической драмы.

Несколько собственных независимых премий учредили средства массовой информации.

Специальный приз газеты "Саратов" вручен молодой актрисе Ольге Миловановой (театр драмы) - на фото, приз ГТРК "Саратов" - саратовская гармошка - уедет во Францию, его удостоен музыкант Жан-Паскаль Ламан (театр драмы), дайджест культуры "Рампа" отметил работу телевизионного театрального редактора Татьяны Зориной.

"Саратов" от всего сердца присоединяется к поздравлениям в адрес победителей фестиваля и благодарностям его учредителям - министерству культуры и отделению СТД. Повышение престижа театрального искусства и определение его значительного места в культурной жизни губернии - дело действительно архиважное. Хочется верить, что "Золотой Арлекин" может стать не только демонстрацией успеха, знаком признания или очередной единовременной акцией, но и рожденной нами и на наших глазах серьезной культурной традицией. А она не терпит суеты, самолюбования, панибратства и забывчивости.

Неупоминание ни единым словом о не принимавшем участия в фестивальной программе по объективно совершенно независящим от него причинам муниципальном театре АТХ не украсило торжественное собрание коллег. Трудно представить себе и то, что на церемонии вручения, скажем, "Оскара" Стивена Спилберга кто-то, пусть даже от большой любви, позволил бы себе назвать Тишей или передать с одобрения зала профессиональный приз за лицедейство Биллу Клинтону.

Статуэтка "Золотой Арлекин" создана скульптором Николаем Буниным со вкусом и изяществом. Здесь очевидно личное мастерство, уважение и восхищение перед вечно таинственным делом внутреннего актерского сгорания. Этим странным и абсолютно логически немотивированным подвигом единого горения всех театральных творцов. Тон задан, остальному придется еще учиться, учиться и учиться... Надеемся, что в дальнейшем "Золотой Арлекин" поддержит именно эту интонацию профессионального достоинства, взаимного уважения и красоты.

Ольга ХАРИТОНОВА, 03.03.2000

НОЧЬ В ОБЪЯТЬЯХ МЕЛАНХОЛИИ

 

Меланхолия (в русском толковании- грусть, тоска) не лучший объект для любовных объятий. Аллегорическая фигура меланхолии являет собой обычно волоокую деву, окруженную книгами, свитками, задрапированную в струящиеся ткани... Тем не менее именно Меланхолию сделали героиней создатели спектакля "Ночь в библиотеке". Его премьера стала невероятно модным событием в культурной жизни Саратова. "Клубный показ" спектакля в областной научной библиотеке привлек всеобщее внимание. Сразу обнаружился дефицит посадочных мест. В зал каталогов пускают чуть более пятидесяти человек. Самое главное, представление действительно идет ночью...

Автор пьесы-французский драматург Жан-Кристоф Байи, постановщик спектакля супруга Байи-Жилтберт Цай, переводчица Маша Зони-иа были в гуще постановочной работы и присутствовали на премьерных спектаклях, Каково их впечатление о спектакле-сказать трудно, как-то публично они свои чувства не изливали.

Что же мы увидели? Жан-Кристоф Байи использовал для скелета пьесы сюжетный ход великого Дюма, В его мега-романе к трем мушкетерам присоединяется четвертый-гасконец, молодой провинциал, которого еще учить и учит тонкостям жизни при дворе. У Байи точно такой же прием-к трем старожилам книжных полок добавляется четвертый, незнающий особенностей жизни книжного хранилища. И еще, как я уже неоднократно писал, драматург берет в работу очень тонкий, знакомый всем по детству, психологический экзерсис: кто из нас не представлял, как игрушки и книжки начинают жить своей жизнью, когда люди оставляют их в покое, уходят из комнаты или ложатся спать, кто не мечтал "подсмотреть" через замочную скважину или щелочку за этой тайной жизнью вещей?..

Именно поэтому строго в сгущающихся сумерках начинается спектакль, а библиотека в качестве театральных подмостков-обязательные условия постановки Спектакля. Так было всюду, где "Ночь в библиотеке" уже материализовалась-Жилтберт Цай ставила ее во многих европейских странах и впервые в России. Зрителей как бы растворяют в ночи, они невидимы, их нет. И тогда книги начинают говорить. У них нет названия. Обозначены лишь "жанры" повествования: научный труд, женский роман, историческая повесть и наконец современный бестселлер. Книга-ученый-имя персонажа Бертоли (исполняют ее в разных спектаклях И.Баголей и А.Седов)-сложна, малопонятна, но именно этот герой вводит вас в мир книжной жизни. Его длинный монолог о меланхолии завораживает. Строй речи, которую включены сложные дилеммы, рассуждения, высказывания, цитаты-это своеобразная преамбула действия. Ей внемлешь, с ней соглашаешься, но ни один из афоризмов не западает в душу. Но зато, когда появляются другие персонажи, действие приобретает иной характер. Книги-сосредоточение мудрости, опыта человечества, хранители правды и лжи, глупости и тщеславия, великих идей и гениальных концепций, оказывается, совершенно не знают мира людей. Те читатели, которые время от времени берут их с полок чаще всего странные типы с засаленными пальцами, вырывающие страницы. Образовательный процесс в библиотеке идет так: книги читают друг друга и общаются, обмениваясь впечатлениями. Еще есть окна, за портьерами, если их чуть раздвинуть, можно разглядеть город, улицы, деревья, дома, пешеходов. Удивительным образом описание увиденного, которое по пьесе произносит Аллегория (Наталья Яковлева) совпало с реальной сценой, развернувшейся под окнами библиотеки. В тексте монолога-человек с гуляющей собакой, на Театральной площади в этот момент действительно гуляли и люди, и собаки. Так что Байи угадал на сенсорном уровне общее настроение духа и материи. Но метафизические мысли очень скоро покидают зрителей. И прежде всего потому, что ансамбль актеров, который представлен в спектакле-уникален по своей слаженности, талантливости и откровенности. Трогательность, как качество актерской игры, давно забыто. И вот они-молодые исполнители, которые возводят во главу угла желание вызвать лучшие чувства у публики, расположить к себе каждого, принять исповедь или исповедаться (это уже не принципиально), побыть "наедине со всеми". Как это удается? Натальи Яковлева, Дмитрий Смирнов и Константин Милованов (они играют "в очередь" Раджонел-ло, одного из старожилов). Алексей Зыков (Новичок), Игорь Баголей и Андрей Седов в последние годы занимают умы поклонников театра драмы. Им удается переубедить наиболее консервативную часть театралов, утверждающую, что новое поколение артистов лишено исповедальности, которая была свойственна старым актерам. В "Ночи в библиотеке" артисты играют в плоскости ангельской недостижимости: они всегда на целый человеческий рост выше зрителя. Есть почти осязаемое ощущение, что они не движутся, а плывут. Даже реалистические ступни ног, которые возникают по ходу спектакля перед глазами зрителей (артисты прохаживаются по столам, вокруг которых усаживают публику), не вносят скептицизма или иронии в восприятие спектакля. Постановщикам удалось "нейтрализовать" плоть артистов, договориться с реальностью на время избавить ее от посягательств гравитации. "Технология" спектакля как бы позволяет историю, в нем рассказанную, воспринимать как путешествие по эфиру. Тогда театральная условность перестает трактовать происходящее как шоу, как разыгрывание, появляется органичность даже в таком сложном процессе как "заглядывание сквозь щель в двери" (см. выше).

Книги живут, стареют, у них случаются романы, симпатии сменяются антипатиями и наоборот. Новичка старожилы воспринимают доброжелательно и один из самых потрясающих моментов спектакля-его кульминация- это сцена, когда книги, давно живущие в библиотеке, помогают Новичку узнать, чем же заканчивается повествование, помещенное на его страницах. Само по себе это поставлено потрясающе: Новичок раздевается по пояс, становится спиной к друзьям, тонкий луч фонарика высвечивает место на торсе, где живет душа по поверьям, и Аллегория с Бертоли поочередно дочитывают новую книжку до конца. Заканчивается она страшно- крушением мира, глобальной катастрофой. Таков уж закон жанра современного бестселлера. Новичок расстроен. Чем успокоить его? Чуть раньше зрители видят вот эту фотографию. Мы приводим ее (см. нижний снимок). Она сделана в Лондонской национальной библиотеке после одной из бомбежек во время второй мировой войны. Объяснять ничего не нужно: в полуразрушенном здании у стеллажей с книгами -читающие люди. Книги, как воплощение человеческой мысли, невозможно уничтожить и, напротив, пока книги на стеллажах-мир будет иметь способность к возрождению.

Это, пожалуй, единственно патетическое место в спектакле, когда символы доминируют над теплым и вполне допустимым общением вдруг оживших книг.

У одного из специалистов театра я поинтересовался, отчего играют такие молодые артисты? Что, разве народные и заслуженные, увенчанные славой смогли бы хуже передать авторскую интонацию? На что был получен ответ, меня поразивший: взрослые артисты играли бы свой опыт, свою искушенность, свое абсолютное знание мира, тогда как театральное юношество, находящееся еще на пути к вершине мастерства, столь же трепетно несет в себе и мечту о счастливой будущности. И это было важно почувствовать зрителям. С книгами нельзя связывать лишь благородную пыль уходящего времени, в них и грядущее.

Что до меланхолии, то как бы ни крепки были ее объятия, в нас всех все же достаточно юмора, чтобы отвести от себя се нетленные руки. И вот уже аллегорическая фигура грусти и тоски растворяется в наступающем утре. Книги, теряя человеческое воплощение, торопятся занять места на книжных полках. Впрочем, ненадолго, ведь наступит новая ночь, новая встреча, новые диалоги между книгами зазвучат в тиши библиотеки. Необходимо добавить, что новый спектакль органично вписывается во французские сезоны нашего театра драмы. Кроме уже названных замечательных талантливых членом постановочной группы над спектаклем работал художник по костюмам Фрацуаза Люро-Таге- француженка. Художник по свету - Дмитрий Крылов.

А социальная значимость (если, конечно, можно говорить о произведении искусства со столь обыденных позиций) проекта в том, что театр как бы раздвинул рамки собственных пределов, в очередной раз доказав свою абсолютную творческую состоятельность. Спасибо!

Владимир АКИШИН, 04.05.2001

ДЕНЬ ПЕЧАЛИ

Если говорить о майских театральных событиях в Саратове, то в список самых выдающихся, без сомнения, пойдет премьера в театре кукол "Теремок" спектакля "День печали и радости" ("Новый Пиноккио"). Поставил это во всех отношениях необычное произведение заслуженный артист РФ- Геннадий Шугуров по собственной пьесе, написанной в соавторстве с Н.Мороз. Проекту-от идеи до воплощения - целых семь лет.

Вечные странники - Маленький принц, Пиноккио, Гаврош - олицетворения детских грез, темпераментов, типов с уверенностью, которой позавидуют любые другие взрослые литературные герои, перебираются из века в век. Подобно волжским бурлакам тянут они за лямку баржу, груженную детскими страхами, глупыми проступками, ошибками, шишками, которые набиваются на лбу, ссадинами на коленках, мамиными надеждами, папиными порицаниями, собственными открытиями, парными влюблен-ностями. Это "богатство" трудно измерить деньгами, мера им одна - время. Герои - то остаются неизменными, а те, к кому они адресуют эти свои посылки, - вырастают как на дрожжах. Становятся скучными, нудными, странными взрослыми...
Геннадий Шугуров решил представить, что же произойдет с Пиноккио, когда он вырастет, станет юношей. Деревянный человечек, вчерашнее полено, каким он станет в семнадцать лет? Шугуров сделал жесткий спектакль, практически без сантиментов, без "понарошку", без поддавков. Перед спектаклем он обращается к зрителям с просьбой "отпустить душу", на-страивая на спектакль-исповедь, на спектакль-проповедь. Мороз по коже, ведь и зале - лопоухие, непоседливые, лишенные страхов, сомнений малыши, которые пришли смотреть сказку, а тут все так серьезно! По-видимому, Геннадий Шугуров говорит о том, что наболело, что внутренним монологом пронизывало раздумья: отцы и дети - это почти всегда враждующие лагеря: непонимание, тупое, до идиотизма отстаивание собственной точки зрения, невозможность прийти к компромиссу, умножение обид. Взрослому сыну странным, опасным, обидным кажется, что стареющий отец ведет себя как блаженный- читает сказки, общается с феями, лелеет образ несмышленыша, которому в радость были глупые игрушки, фейерверки, чудеса. Отец культивирует воспоминания. Но в маленькие окошки кукольной спальни врывается ветер реальности. Он несет соблазны, он заставляет делать выбор, он приносит резкие звуки, он будоражит воображение. На смену волшебным колокольчикам - барабанная дробь, за красивые стихи - чистая монета, вместо правды - ложь. Жестокая складка у рта, гнев-ные слова... Вспомните, и вы ведь когда-то, глотая слезы, обижаясь на родителей, роняли: "Лучше бы я не родился". И вот уже вместо обозленного юноши - опять бревно, из которого его когда-то выстрогали. В сказках ведь исполняются любые, даже самые скверные желания.
Но удивительно все-таки, что мы с вами можем ежеминутно, ежечастно наблюдать самое великое чудо на свете, без всяких сказочных обстоятельств: родительская любовь-это то, что в конце концов спасает нас от невзгод. Достаточно только произнести одно слово: "Прости!". И гремит фейерверк, и возвращается любимая девушка, и пожилая фея отправляется в свое путешествие, чтобы через год опять навестить деревянного мальчишку, который незаметно вырос. И седеющий отец вновь начнет вспоминать счастливое детство своего малыша, грезить о внуках. И где-то в углу комнаты снова застрекочет старый сверчок, и голубь-ангел раскроет свои крылья.
Вот такая получилась сказка. Малыши притихли, узнали себя в героях спектакля, своих близких. В зале явно не хватало взрослых. Вот кому надо "отпустить душу", понять, что мужание - так же болезненно, как рождение. И то, что если продолжать видеть в сыне деревянную куклу, кончиться это может трагедией.
Спектакль получился синтетический. Актерские роли здесь превалируют над кукольными. Труппа прекрасно справ-ляется со сверхсложной задачей. В роли Сына я видел Р.Фай-зулина и, признаюсь, открыл для себя талантливого, яркого артиста, с необычной пластикой. Старшие - Отец (Н.Троицкий, Фея - (заслуженная артистка РФ Т.Кондратьева) -трогательные, непосредственные, чуть наивные. Но именно они - авторы чуда: они простили заблуждения сына. Заканчивается все по-сказочному, то есть благополучно. Но тренога остается. Сейчас много говорят о возрастных кризисах. И, скорее всего, Геннадий Шугуров продолжит исследование психологии Пиноккио, когда тот доживет лет до 40, до среднего возраста и сам обзаведется сыновьями.
Как же Пиноккио без злодея? В спектакле это многоликий Господин в исполнении В.Резаева - черный человек, бес, персонаж с "темной стороны", не по сказочному жестокий и зловещий. Прекрасная актерская работа. Отмечу также, что безусловная удача спектакля - сценограмма художника-постановщика Ю.Юрасо-ва. Сказочный стиль сталкивается с ультра-модным, тихое ретро с авангардной модой (художник по костюмам И.Юрасова).
Предвижу трудную судьбу спектакля. Но всякий, кто относится к печали и радости как к награде, непременно придет в театр.

Владимир АКИШИН

© 2002 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)