статьи о театральном факультете

Факультет счастливых людей

Двадцатипятилетие театрального факультета консерватории, которое приходится на конец этого лета, – бесспорно, событие для города. Факультет, ставший четверть века назад правопреемником знаменитого Слоновского училища, за прошедшие годы не просто зарекомендовал себя с наилучшей стороны, но и упрочил славу саратовской театральной школы.
Долгое время помещение, где обучаются театралы, представляло собой облупленное, обветшалое здание, где уныло было все – и гуляющая под ногами лестница, и осыпающий побелкой потолок. Сейчас внутри театрального факультета все заметно и приятно преобразилось – здесь идет капитальный ремонт.
В чем же феномен театральной педагогики, свойственной именно нашему городу? Прежде всего саратовская театральная школа богата своими корнями. Именно здесь, в старом купеческом городе, начиналась артистическая карьера Качалова. А патриархи старого доброго репертуарного театра – Слонов, Муратов, Чертов, Шляпникова, Бондарев, Киселев! Именно они закладывали традиции, формировали вкус. И когда позже в Саратов приехали совсем еще молодые Георгий Банников и Римма Белякова, они стали не просто даровитыми актёрами, но и продолжателями тех самых традиций.
Валентина Ермакова – ведущий мастер театрального факультета, профессор, народная артистка, лауреат Государственной премии, тоже училась у легендарных саратовских мастеров.
А сколь щедрой на таланты была Саратовская драма! Здесь блистали Олег Янковский, Александр Михайлов, Юрий Каюров. Свой зритель был и у тогдашних премьеров Риммы Беляковой, Валентины Ермаковой, Александра Галко.
Театр, тормошащий душу и пробуждающий интеллект, расталкивающий совесть и завораживающий воображение, сегодня, к сожалению, встречается все реже. Потому студенты, выпускающиеся у первоклассных педагогов, нередко грустно констатируют: «Вы научили нас профессии, но не научили, как выживать в этом волчьем мире».
Профессор, завкафедрой театрального факультета Римма Белякова, услышав такой монолог от своих недавних выпускников, не спала несколько ночей. Всё думала, как же невообразимо поменялась жизнь.
Когда она, выпускница школы-студии МХАТ, приехала в Саратовский театр драмы из Смоленска, никто из вчерашних студентов не задавал бестактного для её поколения вопроса: сколько я буду получать? Молодежь тогда интересовало одно: что мы будем играть? Сейчас иное время. И понятно, что не вина, а беда выпускников театральных школ, что они не могут не быть зависимы от сегодняшних зарплат. Ставка начинающего актёра в провинциальном театре балансирует на уровне двух, трёх тысяч рублей. А ведь это молодежь, которой не грех думать и о создании семьи, детях. Более того: сама профессия велит поддерживать достойный имидж. Нет ничего удивительного, что в формате такого рода веяний молодые выпускники театральных вузов стремятся в Москву куда настойчивее, чем классические чеховские сёстры. Москва как отдельно взятое государство среди сотрясаемой экономическими стрессами страны – словно маяк в океане. Там молодой актёр имеет все шансы удержаться на плаву. Это съемки в кино, уйма радиостанций, ведение разного рода презентаций и вечеринок во множестве ночных клубов.
Но существует и другая правда: в Москве есть сотни шансов «разменять свой талант по рублю», растиражировать божий дар.
Многие из выпускников театрального факультета Саратовской консерватории, перебравшись в Москву, звонят впоследствии свои бывшим педагогам и едва не плачут в трубку: здесь так неуютно. Всё, что мы приобрели на факультете, никому не нужно. В сериалах и без всех этих знаний можно прекрасно обойтись!
«Сериалы не требуют знаний, они эксплуатируют фактуру исполнителя и незначительный, верхний слой его актёрских возможностей, – подтвердила мне Римма Белякова. – Актёра создаёт только репертуарный театр».
…Вспоминаю дипломный спектакль «Убегающий от любви», который даст фору многим репертуарным работам современного театра. Сидя недалеко от мастера курса Александра Галко, вглядывалась в его лицо. Мысленно, душевно он был весь там, на сцене. Не просто следил за ходом спектакля, как его режиссёр, педагог, как создатель творческого «Я» этих совсем еще молодых людей. Я поймала себя на мысли, что с такой степенью внимания и неравнодушия вряд ли смотрят за молодыми актёрами их собственные родители!
Театральный факультет – это антиханжеское пространство. Здесь не будут читать лекций о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Например к теме падения нравов здесь подойдут радикально, как это сделала Римма Ивановна Белякова – взяла и бесстрашно поставила спектакль по купринской «Яме». Некоторые ревнители нравственности пытались попенять Римме Ивановне: «О чем вы вообще поставили спектакль?! Разве это может быть современно? Во времена Куприна и падшие женщины были иными, чем сейчас». Слушая такие отзывы, профессор Белякова хранила горестное молчание. Она ведь ставила спектакль не о быте ночных бабочек – о том, почему нравственное падение вообще стало возможным. И чуткий зритель откликнулся. А сравнительно недавно на адрес театрального факультета пришло письмо от Александра Калягина. В нем председатель Союза театральных деятелей России предлагает играть спектакли «Яма» и «Проделки Скапена» (курс Игоря Баголея) с определённой периодичностью в театре на Страстном бульваре.
…На коллоквиуме абитуриенты чего только не сообщают своим будущим педагогам. «Марк Твен придумал Хемингуэя», «Повести Белкина написал Белкин». Каких только несуразиц и глупостей не звучит в период знакомства. И вот через эту, подчас вопиющую дремучесть духа и интеллекта педагоги ведут своих воспитанников по ступенькам высокой литературы и драматургии! Из месяца в месяц, из недели в неделю они выращивают не только актёров, но, прежде всего, личностей. Думающих, чувствующих, сопереживающих людей. А сделать это нисколько не легче, чем открыть нового Евгения Миронова или новую Галину Тюнину – обе эти звезды, как известно, птенцы саратовской театральной школы.
Декан театрального факультета, профессор и преподаватель пластического мастерства Наталья Грюнова призналась, что превыше всего она дорожит той атмосферой бескорыстной радости и одухотворённости, что все эти годы царит на факультете: «Несмотря на то, что на улице жестокие рыночные времена, у нас присутствует дух настоящего братства».
У юношей и девушек, поступающих на театральный, не остаётся времени на всякого рода глупости, потому что они проводят на факультете практически всё своё время. Стопроцентная занятость, погружение в процесс обучения, создающее эффект закрытого учебного заведения, отдельного духовного пространства – вот они, магические щит и меч саратовской театральной школы.
…Профессор Белякова как-то грустно пошутила, обратившись к профессору Галко: «Саша, мы с тобой уже уходящая натура». Полагаю, народная артистка намекала не только на возраст, но прежде всего на безукоризненное отношение к профессии. Согласитесь: для того, чтобы традиции поддерживались и продолжались, на театральный факультет должны прийти со временем такие же олимпийцы театрального ремесла. Люди, самозабвенно отдающие себя педагогике. Заслуженным артистам России Игорю Баголею, Эльвире Данилиной есть что дать своим студентам. Оба – ведущие актеры Драмы. При этом снимаются в кино, в рекламных роликах, выступают в роли ведущих на разного рода презентациях. Это уже другое поколение – высокий профессионализм не исключает встроенности в безумный ритм современной жизни.
Так какова же завтрашняя или, точнее, послезавтрашняя судьба театрального факультета Саратовской консерватории? Не хотелось бы завершать рассказ о славном учебном заведении грустной репликой из Шекспира: дальше – тишина. Но будет ли это тишина или гром оваций, зависит не только от творческой общественности города, но и от государственных мужей, обеспечивающих зарплату и социальные гарантии. И пусть разговоры о деньгах не к лицу высокому искусству, но нет ничего пошлее фразы, что художник должен быть сир и бос, чтобы творить. Художник должен быть накормлен и защищён. В противном случае подавляющее большинство театральных факультетов России будут готовить кадры для двух столичных городов – Москвы и Санкт-Петербурга. Ну а в родном городе останутся либо стоики-патриоты, либо те, кто не чувствуют в себе сил существовать в режиме острейшей столичной конкуренции.
«Саратов – это именитая корневая школа актёрского мастерства»,– сказала мне народная артистка России, выпускница школы-студии МХАТ Римма Белякова. Корни у нашей школы, слов нет, сильны. Ну а крона находится в реальной опасности. Потому что финансовая засуха не способствует цветению сада».

Марина Агапова "Новые времена" № 23, 2008 г.

Зрелище, музей, кафедра...

Саратов традиционно считается театральным городом. Видимо, для этого есть причины: в городе работают семь театров, проходит фестиваль "Золотой Арлекин", а также есть звание "культурной столицы Поволжья", которое хоть и служит поводом для насмешек, но порой обязывает соответствовать этому уровню. Кроме того, в Саратове уже восемьдесят пять лет существует театральная школа, о которой нам рассказал художественный руководитель театра драмы, а по совместительству один из преподавателей театрального факультета при консерватории, Григорий Анисимович АРЕДАКОВ.
— Да, следует говорить именно о театральной школе, так как факультету только около двадцати лет. А до этого было театральное училище имени Слонова, который там и преподавал. Тогда это было модно: например, театр Мейерхольда имени Мейерхольда.
После Великой Отечественной войны училище долго не работало. И только в шестидесятые годы его вновь организовали. Я как раз поступил в первый выпуск. Вообще, если говорить о саратовском училище, надо сказать о том, кто стоял у истоков восстановления. Директор училища, Константин Стефанович, который был всего на несколько лет старше студентов, приложил немало сил, чтобы училище встало на ноги. А преподавателями были просто уникальные, очень артистичные люди. Танец преподавала Анна Петрова, сейчас на факультете преподает ее ученица Наталья Горюнова, которая является деканом. То есть мы можем говорить о восьмидесятипятилетии театральной школы, потому что все эти годы сохраняется преемственность, и сейчас преподают люди, которые учились еще в Слоновском училище, или их ученики.
— Восемьдесят пять лет — дата, конечно, не юбилейная, но можно ли подвести какие-то итоги?
— Да, можно говорить об абсолютно явном итоге: саратовская театральная школа — одна из лучших в России. Мне кажется, это происходит потому, что главное, чему учит наша школа, — это отношение к искусству, к театру, к работе. А на этом строится весь театр. Ведь ремеслу можно научиться в той или иной степени и в других городах, но это отношение, единый язык, на котором говорят выпускники саратовской театральной школы, есть только у нас.
— А помимо этого, отношения у саратовской школы есть другие особенности?
— Да, я думаю, еще отношение к режиссеру, потому что наши выпускники всегда понимают, что они могут работать только совместно с режиссером. Очень мало наших выпускников любят себя больше, чем театр.
— А можно сказать, что и студенты театрального факультета чему-то учат преподавателей?
— Конечно. Лично меня они учат современному пониманию вещей, учат быть не таким замшелым, каким становишься с возрастом.
— То есть вы воспринимаете студентов больше как коллег, нежели учеников?
— Да, пожалуй. В такой ситуации понятия возраста вообще не существует. Хороший человек в любом возрасте является хорошим. Так же и актеры.
— Григорий Анисимович, у вас есть звание народного артиста, вы являетесь художественным руководителем театра драмы. Зачем вам еще преподавать на театральном факультете?
— Это абсолютно верный вопрос. Я очень часто задумываюсь над этим. Знаете, тут, наверное, стоит сказать еще об одной особенности саратовской театральной школы. Мы все хотим, чтобы наш театра стал лучше. Дело в том, что все драматические театры Саратова укомплектованы выпускниками именно нашей театральной школы.
Сейчас, когда появляется другой взгляд на искусство, — в Москве, например, появились мюзиклы из-за границы — на драматическое искусство тратится очень мало денег. А многие люди, впрочем, как и всегда, считают сейчас театр ненужным, потому что воспринимают его только как зрелищное предприятие. Но ведь театр — не только зрелище, но еще и в какой-то степени музей, хранитель языка, кафедра...
— С которой можно много сказать миру добра?
— Да, как бы банально это ни звучало. Просто театр воссоздает простые, но часто забываемые истины. И чтобы театр не пропал, не распался, надо думать о его завтрашнем дне, поэтому я и преподаю.

Анастасия ГУЛИНА "Богатей" 43 (182) от 21.11.2002

Легенды театрального факультета

Этот сезон, как никакой другой, богат на круглые даты. Не успел Саратов отпраздновать 200-летие с момента открытия первого общедоступного театра, 85-летие первого профессионального детского театра, 35-летие областной оперетты, как на пороге замаячил новый юбилей, причем тройной. Пришло время отметить 80-летие саратовской театральной школы, 40-летие появления в "столице Поволжья" театрального училища имени Слонова, наконец, 20-летие театрального факультета консерватории.
Чем факультет живет сегодня, какие хранит легенды? Рассказывает заслуженная артистка России, заведующая кафедрой мастерства актера, профессор Римма Белякова:
-Само открытие театрального факультета воспринимается сегодня как легенда. Помню, вначале в Саратове хотели создать театральный институт. Задумали так: Слоновское училище плавно перетекает в вуз имени Слонова. При консерватории организовали нечто промежуточное. Но вы понимаете - в нашей стране нет ничего более постоянного, чем временное. Вот и остались мы в рамках консерватории. В предоставленном факультете здании до этого был вычислительный центр. Въезжали в совершенно не приспособленные для работы помещения. Нужны были огромные аудитории, ведь все наши тренинги и упражнения рассчитаны на большую кубатуру актовых залов. А имелись в наличии маленькие комнатенки, разделенные тонкими перегородками на крошечные отсеки. Операторам ЭВМ было, конечно, неплохо, каждый сидел в своем отдельном офисе. Но заниматься в таких условиях нам не представлялось никакой возможности. Пришлось моему первому курсу набора 1983 года самостоятельно ломать эти самые перегородки, освобождать жизненно необходимое пространство. Освобождали одну аудиторию, принимались за другую и так далее. Запомнилось, как в первых капустниках студенты в основном обсасывали эту тему. Мол, пришли учиться на артистов, а стали строителями и взломщиками. Пока все аудитории не привели в порядок, не успокоились. Что еще интересного? Когда въехали, во всем здании нашлось лишь три стула. Не говорю, что сейчас на театральном мебель шибко хорошая, вся бывшая в употреблении. Но тогда вообще никакой не было. А для групповых упражнений, для творческого полукруга требовалось ни много ни мало 28 стульев. Выкрутились. Ребята все делали сами: стулья сбивали, декорации устанавливали, мебель чинили, обивали, костюмы готовили. До сих пор бывшие выпускники, когда приходят и видят что-то, сделанное своими руками, ужасно радуются: "Ой, а эту банкетку мы обивали тканью. А где диванчик, с которым связано столько воспоминаний?" Труд объединяет. Для студентов театральный факультет становился, да и становится, домом, сода приезжают как в родовое гнездышко. А ремонт мы и ныне делаем самостоятельно. Недавно мои первокурсники паркет лаком покрывали.
Себя в какой-то степени считаю тоже легендой. В 1983 году набрала первый курс по факультетской программе, а в 2003 году выпустила очередной. То есть за 20 лет осуществила пять выпусков, сейчас снова взяла первогодок. К тому же все 20 лет заведую кафедрой.
На каждом курсе есть свои примочки, истории, легенды, понятные ограниченному кругу людей. Например, у каждого педагога есть своеобразные "гениалки". За собой знаю такую: "Искусство как езда на велосипеде. Надо все время крутить педали, иначе просто упадешь". И когда я начинаю говорить, что сегодня обойдусь без упоминания велосипеда, студенты хихикают. Часто говорю, что темп и ритм - главное. Недавно узнала - за глаза меня называют Темпоримма.
- Звездочки сразу видны? Понятно, кому суждено быль героями и героинями?
- В принципе бывают ошибки, но вы должны понимать, что курс набирается с прицелом на театр. И все быть героями и героинями быть не могут в принципе. Причем в драматургии больше мужских ролей, и в нормально сформированной труппе также доминирует сильная половина. Вот и на курс стараемся взять побольше мужчин. Сейчас, правда, у меня больше девочек. Было 15, две отсеялись, все равно осталось 13 на 12 мальчиков. А то, что человек способный, видно сразу. И главное здесь - не дать таланту угаснуть.
- Современные студенты видят себя актерами театра или кино?
- Разделения нет. Сама так училась, окончила студию МХАТа в Москве у Олега Ефремова. Нас готовили как актеров кино и драматического театра. В бытность студенткой много снималась. Тот же Караченцов после студии МХАТа переиграл в кино массу ролей. Что говорить, Олег Янковский после Слоновского училища и Саратовского театра драмы стал звездой отечественного кинематографа, другой наш выпускник - Женя Миронов - прекрасно исполнил роль князя Мышкина в телесериале "Идиот". Давно думаю создать на факультете факультатив кино, есть в этом жанре своя специфика, крупный план, "поцелуй в диафрагму". Но это не главное, фундаментальные знания, с которыми можно и в театре играть, и в кино сниматься, мы даем.
- Конкурс большой?
- В Слоновском училище, помню, конкурсные наборы велись чуть ли не неделю. Популярность у профессии была побольше, контингент охватывал с 8-го класса общеобразовательной школы до выпускников техникумов и институтов. Сейчас пять человек на место.
- Кто в основном?
- Ребята самые разные. Одна девочка у меня на курсе бросила ради карьеры актрисы филфак, уйдя с последних курсов. Взяла парня из балета, он танцевал ведущие партии. Были у нас ребята и с геолого-разведовательного факультета СГУ, и с дипломами других вузов. Сама поступала в театральны, имея за плечами авиационный техникум, год проработав конструктором. Есть ограничения по возрасту - не старше 23-25 лет. Но бывает делаем исключения. Бывает входит девушка, говорит ей 17, а можно дать все 25. Бывает, входит мальчик, а этому мальчику, оказывается, ой как много лет. Открыт человек к новым знаниям, есть дар - возьму, несмотря ни на что. Правда, через четыре года обучения, к 30 годам придя в театр, ему придется прыгнуть выше головы, чтобы сразу получить роль молодого героя.
- Выпускники театральных факультетов востребованы?
- У нас распределяются все. Мои выпускники работают в Белгороде, Самаре, Волгограде, Уфе. Последний курс приглашали вообще всем составом в Пензу, думали получить сразу молодую труппу. Но наши-то хотят в столицу. А там, как на Брайтон-Бич, уже целая диаспора саратовцев. Каждый год кто-то отправляется в Москву на поиски счастья. С выпуска 2003 года покорять столицу уехали семеро человек. Все пристроились. Не скажу, что в академические театры, но все-таки в Москве возможностей больше. Можно засветиться в телесериалах. Если что не устроило в одной труппе, спокойно перейти в другой небольшой театрик, подработать на рекламе, на озвучке иностранного кино. Есть все шансы быть замеченным, заработать деньги. Некоторые отходят от сцены. Например, сегодняшний заместитель министра культуры Юрий Кравец - мой ученик, выпустился лет 12 назад. Все бы ничего, но по театру тоскует. Сцена остается в душе, не выкинешь.

P.S. Чем отличились Олег Янковский и Евгений Миронов в студенческие годы? Почему в этом году театральный не выпускает ни одного курса, а в следующем его стены покинут сразу три? Об этом расскажем на следующей недели.

Николай Шиянов.

Рецепт.
Как стать актером. По-саратовски

1-й курс. Наблюдайте за животными, за движениями и повадками кошек, собак, антилоп, бегемотов. Не бойтесь показаться смешным. Помните? Ярмольник изображал цыпленка-табака, и стал Ярмольником. Займитесь изучением умных вещей. Сколько интересного и полезного для пантомимы таят в себе обыкновенный душ, проигрыватель с пластинками. Тут главное - не комплексовать. Наконец попробуйте себя в качестве синхрониста. Выберите наугад любую эстрадную звезду, желательно ту, на которую вы хотя бы минимально похожи - Валерию, Леонтьева, да хоть Кобзона. Нарядитесь, загримируйтесь, чтобы походить на исполнителя оптимально, - и вперед. Под фонограмму имитируйте все движения, пластику и мимику звезды. Не получается? Ничего ужасного, значит, вы просто неплохо развлеклись. Если получается, переходите к более сложному - этюдам на литературной основе. Писатель дает канву, в рамках сюжета вы можете импровизировать, вставлять свои фразы. Ведь реальная жизнь бывает удивительно похожа на ту, что описал литератор.
2-й курс. Наблюдайте за характерами, движениями выбранного индивида, старайтесь воспроизвести его походку, манеры, смех. Что вы хохочете? Смех у всех разный. Кто-то делает это беззвучно, кто-то грохочет, как реактивный бомбардировщик при взлете. Мужчины хихикают временами по-женски, и наоборот. Представьте себя в обстоятельствах роли. Посмотрите на мир глазами министрами, глазами вора. Картина будет кардинально различаться. Осознали? Тогда пришло время брать отрывок из современной зарубежной или русской драматургии. Один фрагмент выбирает вам педагог, другой находите сами. Вдруг мастер в упор не замечает ваших достоинств, видит вас не так, не в том амплуа. Докажите, что вы способны на большее. Тогда в фрагменте из какой-либо классической пьесы роль вам достанется глубже и масштабнее.
3-й курс. Пришла пора поучаствовать в целых актах. Теперь, если вы прошли предыдущие два курса, вам уже ничего не страшно, любое море по колено. Однако не расслабляйтесь. Впрочем, этим вам особо и некогда. Ведь начинается страда подготовка и показа дипломных спектаклей, которая завершиться лишь к концу 4-го курса. Не унывайте, вам предстоит поучаствовать как минимум в трех или четырех полноцветных постановках.
4-й курс. Вы почти готовый артист. Хорошо покажитесь в дипломных спектаклях - и смело вместе с дипломом ждите заманчивых предложений от режиссеров. Ваша карьера только начинается. Удачи!

Катерина Костеневская, 1-й курс, мастерская Риммы Беляковой:
-Актрисой мечтала стать с детства. Наверное, генетически так сложилось, ведь дед был актером, играл во владивостокской драме, снимался в фильмах, отец дружил с театром. К тому же профессия эта более свободная, творческая, нежели филолог или бухгалтер. После школы мама мне сказала: "Хотя бы три года проучись в классическом университете, затем поступай как знаешь". Вот я три года и оттрубила на филфаке, а затем сделала как хотела - начала жизнь с чистого листа бумаги, поступила в театральный. Сейчас нисколько о том не жалею. А дальше? Время покажет

Кирилл Пантелеймонов, 1-й курс, мастерская Риммы Беляковой:
-Класа с девятого точно определилась, кем стану, чего хочу в этой жизни достичь. Родители вначале не думали, что заболел сценой серьезно. А дальше было уже поздно. Я поступил! На театральный! В семье много врачей, и от меня ожидали, что пойду в медицинский, продолжу династию. Не получилось. Хочу найти, реализовать себя в театре. Кино, как вижу сегодня, не для меня. Но все еще только начинается.

Заслуженная артистка России, обладатель "Золотого Арлекина" актриса академдрамы Эльвира Данилина:
-В детсве обладала богатой фантазией. Представляла себя то модельером, то дизайнером, художником... Тетушка работала врачом, и мне очень нравилось, как она ставит банки и делает уколы. Поэтому, не удивительно, что какое-то время я твердо знала, что обязательно стану медиком. Однажды посмотрела по черно-белому телевизору фигурное катание - родилась мечта пойти в фигуристки. Так меня бросало из стороны в сторону, пока не поняла: единственная профессия, которая объединяет в себе все вышеперечисленные - это профессия актера. И с 9-го класса стала серьезно задумываться о театральном училище. Это был последний набор училища (параллельно с нами набирался первый курс театрального факультета при консерватории). Поэтому постоянно присутствовало ощущение какой-то безумной ответственности: "Мы последние, мы не можем быть хуже, нами закрывается некая страница. Больше не будет "Радищева, 24". Руководил курсом Григорий Аредаков. Эдакая большая наседка, пытающая каждого взять под крыло, чему-то научить, от чего-то сберечь. У него имелся огромный репертуар в театре, до сих пор не представляю, как все успевал. С Григорием Анисимовичем было безумно интересно... ездить на "Жигулях". Едешь на его машине, спрашиваешь: "Воркотней своей не утомляю?" Отвечает: "Ты так журчишь, как будто музыка играет". Но был очень строгим - как хирург, удалял все лишнее без тени смущения. Зато мы актерским мастерством жили, этим дышали.

Так это было

Началось все в 1920 году, когда в Саратове появились Высшие государственные мастерские театрального искусства.
Сохранился протокол заседания художественного совета мастерских от 30 сентября 1920 года о результатах приемных экзаменах, где значится: занятия начать с 4 октября, образовать три группы по 20-25 человек. Для изучения предлагались следующие дисциплины: гимнастика, фехтование, композиция текста и действия, музыкально-театральная изобразительность, пантомима, театральная живопись, ритмическая гимнастика.
Кто тогда грезил театром? Вот пример одного учебного года: на первом курсе обучалось 100 человек, на втором - 65, на третьем 35 человек. Из них - 40 процентов являлись членами профсоюза, крестьян - 6 человек, военных - 2, кустарей -13. Кстати среди этих 200 студентов были не только будущие актеры. Специфика мастерских позволяла готовить и так необходимых стране клубных работников, причем самых разных специальностей.
29 мая 1923 года появилось постановление о преобразовании Саратовских высших государственных мастерских театрального искусства в театральный техникум, переходивший в ведомство профессионального образования. Этот техникум, просуществовавший до 1941 года, и стал Саратовским театральным училищем.
Здесь необходимо вспомнить об Иване Артемьевиче Слонове. Окончив драматическое отделение филармонического училища в Москве, в 1903 году он был приглашен в Витебск. С 1904-го по 1906-й служил в театре Комиссаржевской в Петербурге. Дальше были Омск, Иркутск, Одесса, Москва, Киев, Казань, Нижний Новгород, принесшие огромный опыт, множество ролей и прекрасное знание театральной жизни страны.
Осев в Саратове, Иван Слонов, уже заслуженный артист республики, сразу возглавил театральную школу. В 1933 году в 30-летний юбилей сценической деятельности его имя было присвоено Саратовскому театральному училищу. И это при жизни! Мастер преподовал в училище имени себя, руководил театром драмы.
В архиве училища сохранился аттестат, выданный 11 июля 1936 года Наталье Кусаниной. Прямо в нем обозначены дисциплины: русский язык, литература, история театра, история диалектического материализма, постановка голоса, внутрення техника, культура речи, актерское мастерство, танец и ритмика. А также звание - актер драмы.
В 1941 году, с началом Великой Отечественной, театральное училище прекратило свое существование. Но при драматическом театре была открыта студия. В одном из наборов появилась Ливия Шутова - будущее украшение театра, народная артистка республики.
В 1943 году был возрожден саратовский ТЮЗ, и уже в 1945-м при театре начала работать своя студия.
Лишь в 1960 году Саратов вновь обрел театральное училище. Через пять лет ему было присвоено, а по сути возвращено имя Ивана Слонова.
Так уж случилось, что выпускник первого набора 1960 года Григорий Аредаков стал художественным руководителем последнего курса, выпущенного Слоновским училищем. Среднее театральное образование органично переросло в высшее. В 1983 году при консерватории был организован театральный факультет. С того времени состоялось 15 выпусков актеров драматического театра и кино, 5 выпусков актеров театра кукол, 6 - актеров музыкального театра, один экспериментальный выпуск актеров пластической драмы.
Выпускники факультета работают почти во всех театральных городах России, включая Москву и Санкт-Петербург. В труппе Саратовского академического театра драмы сегодня 10 выпускников училища имени Слонова и 14 - театрального факультета.

"Неделя области" февраль 2004 года

Но мы уже вместе с теми, кто твердо стоит на сцене

В академическом театре драмы имени И.А.Слонова состоялось празднование 80-летия Саратовской театральной школы. Почти два часа, что длилось первое отделение торжественного вечера, нынешние студенты театрального факультета консерватории демонстрировали зрителям открытый урок обучения мастерству. Во втором - их мастера и педагоги принимали многочисленные поздравления.
Время от времени зрителям казалось, что на сцене - мастер-класс балетного или хорового училища или что перед ними - будущие акробаты или циркачи. Нынешние студенты двигаются, танцуют и поют так лихо, что сборной факультета, наверное, по силам любой бродвейский мюзикл высшей категории сложности. Театралы способны даже из занятий по сценической речи сделать увлекательный перфоманс. И выплеснуть в небольшой сцене из классической пьесы всю свою юношескую страсть, захлестнув темпераментом партер и балкон. Или исполнить известную со школы поэму как впечатляющий маленький спектакль. Говорят, престиж актерской профессии падает. На вечере в честь Школы этого было не заметно. Юные лица все так же светлы и озарены надеждой, все так же искренне и озарены надеждой, все так же искренне и взволнованно поют студенты "и жизнь мы отдать готовы за рампы горящий свет" - строки старого училищного гимна.
Во втором отделении свое лидерство по части остроумных капустников подтвердили артисты драмы - зал стонал от хохота так, что впору было исполнить шутливое поздравление на бис.
Факультетских педагогов завалили подарками, старшие коллеги принимали будущих артистов как родных. Ведь дипломные спектакли студентов давно и традиционно являются частью репертуара саратовских театров. И это естественно. Школа-то одна. И какая школа!

"Саратов СП" 25 февраля 2004 года

Молодцы-удальцы - гордость Саратова

Новый учебный год на чинается и на театральном факультете консерватории имени Собинова, которая в грядущем ноябре отмечает свое 90-летие. А в октябре 2003 года состоится празднование 20-летия театрального факультета.
Самый старший нынче, IV курс, уже знаком саратовским зрителям по спектаклям "Любовь и деньги", в основе которого фрагменты нескольких пьес Александра Островского и "Обыкновенное чудо" Евгения Шварца, что идут, соответственно на малой и большой сценах тюза Киселева. И будут идти на протяжении всего предстоящего сезона. Кроме того, художественный руководитель курса профессор Римма Белякова готовит с дипломниками еще одну новую работу.
Третьекурсники мастерской Антона Кузнецова остались без своего второго педагога, народного артиста России Григория Аредакова. Он был вынужден покинуть ребят и набрать свой собственный курс в связи с болезнью народной артистки СССР Валентины Ермаковой. Рады сообщить, что сейчас Валентина Александровна чувствует себя значительно лучше, снова полна сил, но к педагогической деятельности в ближайщее время возвращатся не собирается. Вторые педагоги по мастерству актера на обоих курсах пока не определены. Хотя известно ,что вместе с Григорием Анисимовичем, скорее всего, будет работать артистка академического театра драмы Эльвира Данилина.
Антон Кузнецов репетирует со своими студентами пьесу ирландского драматурга Д.Синга, название которой в одном из переводов звучит так - "Молодец, удалец, гордость Запада". К тому же курс впервые полным составом выйдет на сцену академического театра драмы в первой премьере сезона - спектакле "Мечтатели" по произведениям Островского.
Ну а второкурсники мастерской народного артиста России Александра Галко до времени трудятся в студенческой аудитории. Их первый выход на театральные подмостки - впереди.

Ольга Харитонова, "Саратов СП", 31.08.2002

© 2001-2008 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)