Божий клоун

Постановка и сценическая композиция по дневникам и воспоминаниям о Вацлаве Нижинском В.А.Ермаковой

Дипломный спектакль выпускников 2002 года театрального факультета Саратовской государственной консерватории им.Л.Собинова

премьера состоялась 19 октября 2001 года

Художник - Ольга Колесниченко
Художник по свету - Дмитрий Крылов
Педагог по речи - Виктор Кульченко
Педагог по танцам - Наталья Косолапова
Помощник режиссера - Тамара Лученкова
Звукорежиссер, засл.работник культуры России - Владимир Дробышев

В спектакле звучит музыка И.Стравинского, П.Чайковского, К.Дебюсси, А.Адана, К.Сен-Санса, Д.Шостаковича, А.Шнитке, Э.Лало, К.Вебера.

Действующие лица и исполнители:

ВАЦЛАВ НИЖИНСКИЙ, премьер русского балета - Максим Матвеев, Илья Козин
СЕРГЕЙ ДЯГИЛЕВ, антрепенер - Александ Тихонов, Кирилл Кривоногов
РОМОЛА ПУЛЬСКИ - Екатерина Хатаева
ИГОРЬ СТРАВИНСКИЙ, композитор - Вячеслав Левченко
ЛЕВ БАКСТ, художник - Игорь Постнов
АЛЕКСАНД БЕНУА, художник - Денис Аверьянов
АННА ПАВЛОВА, прима-балерина - Юлия Филиппова
МИХАИЛ ФОКИН, балетмейстер - Константин Петрушин
ТАМАРА КАРСАВИНА, приа-балерина - Наталья Шипкова
МАРИЯ РАМБЕР, пианистка - Елена Умникова
ЕКАТЕРИНА РАЙТЕР, меценатка - Екатерина Михайлова
МАДАМ БЛАНШ - Наталья Вавилина
МАРИЯ ПИЛЬЦ, молодая балерина - Виктория Дунаева
МЯСИН, молодой премьер - Константин Петрушин
МИСТЕР ВОЛНИ, директор Лондонского варьете - Кирилл Кривоногов, Александр Тихонов
ВАСИЛИЙ, слуга Дягилева - Андрей Зарубин
ПРОФЕССОР-ПСИХИАТР - Сергей Игнашев
КИРА, дочь Нижинского - Рита Баголей
МЕДСЕСТРА - Елена Умникова
САНИТАРЫ - Вячеслав Левченко, Вячеслав Карпов
РЕПОРТЕРЫ - Виктория Дунаева, Вячеслав Карпов

Рецензии

"Божий клоун" Нижинский

"Божий клоун" - дипломный спектакль студентов театрального факультета консерватории (курс народной артистки СССР профессора В.Ермаковой), премьера которого недавно состоялась а Саратовском академическом театре драмы.

Нелегкая и трагичная судьба гениального артиста балета и балетмейстера Вацлава Нижинского предстает перед зрителями в ходе театрального действия. Главную роль в первом премьерном спектакле проникновенно исполнил один из способных учеников Валентины Александровны - Максим Матвеев.

По ходу действия зрители встречаются и с другими великими личностями прошлого - известным театральным деятелем Сергеем Дягилевым, выдающимися танцовщиками Михаилом Фокиным и Анной Павловой, композитором Игорем Стравинским.

Юрий Михайлин, "Саратовская панорама",31.10 - 06.11. 2001

БОЖИЙ БЛАЖЕННЫЙ КЛОУН

В саратовском театре драмы 19-го и 20-го октября состоялась премьера дипломного спектакля театрального факультета консерватории "Божий клоун". Курс ведет народная артистка СССР профессор Валентина Ермакова, именно она создала сценическую композицию по дневникам великого танцовщика Вацлава Нижинского, его жены Ромолы и сестры Брониславы. О своих впечатлениях от спектакля я и хотела вам рассказать...

... Назойливый красный...

Льющийся со сцены, растягивающийся до бесконечности по плоскости вне спектакльных жизней.

Красный цвет творящий и сотворяющий.

- Люди, не стреляйте! - крикнет Нижинский.

Красный - печать, знак, метка.

Первые и самые сильные ощущения после спектакля. На них наслаивается музыка Стравинского и пластика Максима Матвеева (Нижинский).

До его появления спектакль производит впечатление некоего подобия школы русского балета для непосвященных, поскольку очень напоминает энциклопедическое перечисление имен: Дягилев, Карсавина, Бакст и т.д., ввод зрителя в курс дела. И вдруг начинается действительно завораживающее действо. Максим танцует.

Первая сцена.

Нижинский в белом. Воздушная рубашка, белоснежные брюки. Белый цвет нервный и неверный самому себе.

Вторая. Его костюм серого цвета и не "по росту". Каждая образовавшаяся на одежде складка кричит о его растерянности, неуверенности, незнаемости ни себя, ни других.

"Божий клоун" сам себя распяв однажды, вбил в запястья всю оставшиюся жизнь. Вольно или невольно не в том суть - для гениев не бывает плохих или хороших условий. "Божий", наверное, все же блаженный, а не религиозный.

"Божий клоун" профессия, требующая смешить. Смеялись над Нижинским и в его эпоху, смеялись и в зрительном зале. Вот только не знаю, чему.

О Ромоле (Екатерина Хатаева).

Валентина Ермакова:

- Ромола - это женщина, которая сумела женить его на себе. Он в эмоциональном порыве сделал ей предложение и женился, сам, по-моему, не сознавая этого. А потом, она все-таки для него многое сделала. Все его бросили, а она осталась. Но дело все в том, что, когда она хотела увести от Дягилева, уводила его от творчества. А не от любви. Только с Дягилевым он мог по-настоящему работать.

С Дягилевым все обстоит несколько сложнее. В спектакле его характер показан, казалось, с одной точки зрения, однобоко: тиран, пусть и любящий. Но если присмотрется, то можно уловить несоответствующие противоречия, которые были присущи Дягилеву-человеку. У актера Александра Тихонова лицо открытое, искреннее, доброе и летнее. Лицо, не знающее ни внутреннего раздражения, ни жестокости. А роль строгого до крайности человека. Внешние и внутренние границы стираются.

Этот спектакль подчинен жесткой логике: если гений, значит страдания, значит "да" и "нет", значит - стремление к черно-белому. Чтобы легче было: нам и им.

Антонина Борисова "Территория" 1-15 ноября 2001

Безумство и безумие Вацлава Нижинского

Сегодня на сцене академического театра драмы дипломники театрального факультета консерватории показывают свою новую работу - премьеру спектакля "Божий клоун", посвященного судьбе гениального русского танцовщика Вацлава Фомича Нижинского. Накануне мы встретились с художественным руководителем курса народной артисткой СССР Валентиной Ермаковой.

- Валентина Александровна, в первой дипломной работе - в центре была судьба исторических личностей - Генриха VIII и Анны Болейн, ваши новые герои - снова личности великие. Наверное, это не случайно?

- Меня интересуют и притягивают крупные фигуры, яркие характеры, люди больших страстей. Мелкие взаимоотношения, бытовые конфликты мне бы не хотелось показывать на сцене. Женя Миронов помог достать пьесу о Вацлаве Нижинском, но она мне не показалась достаточно интересной, слишком много внимания было уделено его отношениям с Дягилевым. К тому времени я уже прочитала дневники самого танцовщика, его сестры Брониславы, воспоминания жены Нижинского Ромолы, да и сами ребята принесли мне много разнообразных материалов о нем, фотографии. Всю пластику спектакля мы строили на основе документальных свидетельств, снимков, рисунков того времени. Я чувствовала, как много общего есть у людей, всю жизнь отдавших театру, неважно - балету или драме. Меня увлекла задача самой написать пьесу, а ребята мои своим необыкновенным трепетным отношением к процессу работы и материалу только подогревали это желание.

- Чему вы больше всего сопереживаете, обращаясь к судьбе Вацлава Нижинского?

- Больше всего меня волнует одиночество большого художника даже среди самых близких и преданных ему людей. Мысль и слова о том, что тебя поймут через сто лет, не могут служить утешением тому, кто творит сегодня, сейчас. Да и поймут ли? Непонимание и неприятие приводит зачастую к ситуациям, последствиям трагическим и болезнь Нижинского - тому подтверждение. Он действительно опередил время. В ту пору, когда вокруг царил классический танец, он провидел движение к современной, сегодняшней хореографии.

- В "Божьем клоуне" на сцену выходят, кроме Нижинского, Игорь Стравинский, Лев Бакст, Анна Павлова, Сергей Дягилев, Михаил Фокин- Очень трудно, наверное, если вообще возможно, требовать от молодых актеров соответствия масштабу этих великих личностей.

- Требовать этого, конечно, нельзя. Ведь это все - гении, гении. Мы не старались играть памятники, не искали портретного сходства. Но само обращение к судьбам этих людей дает студентам очень многое. Творческие мучения, на которые мы обречены, наверное, и объединяют нас с большими художниками, вне зависимости от степени нашего личного таланта.

- На исполнителя роли Нижинского - Максима Матвеева - падает очень серьезная не только физическая, но и техническая нагрузка. Его герой провел значительную часть жизни в сумасшедшем доме. Есть вещи, которые страхуют актера при работе над образами такого уровня глубины и сложности?

- Максима я взяла сразу после школы на второй курс. В нем есть то, что я очень ценю в молодых, - влюбленность в профессию и огромное трудолюбие. И еще одно мне очень нравится: я иногда говорю ему серьезные, важные, значительные вещи, а он вдруг, смотрю, - смеется. Я останавливаюсь: ты чего же смеешься? А он отвечает: вы так смешно меня показываете. Его спасает большое чувство юмора, какое-то очень здоровое начало, которое помогает, особенно в работе над такими ролями.

- А как обстоят дела с театром Валентины Ермаковой, о создании которого мы говорили год назад?

- Ремонтируют, ремонтируют- Я имею в виду помещение сгоревшего учебного театра консерватории. Это, наверное, будет такой же долгострой, как тюз. Строители побывали на наших спектаклях, что бы проверить, интересны ли они. "Божий клоун" им очень понравился. Знаем теперь, говорят, что у вас за кулисами происходит. А будет ли театр - не знаю. Я заглянула недавно в зрительный зал во время представления Натальи Крачковской. На сцене - ужас творится, а публика счастлива, все забито, приставные места повсюду заняты. Вот это наш театральный город Саратов. Тем кто действительно что-то хочет, не стремясь только развлекать публику, сейчас очень трудно. И в Саратове, к сожалению, тоже.

С Валентиной Ермаковой разговаривала Ольга Харитонова

Саратов СП, 19 октября 2001 года

БОГ НИЖИНСКИЙ.

Каждый год Саратов приобретает и теряет новые театральные звезды. Это, наверное, происходит со всеми городами, имеющими сильную актерскую школу и богатую театральную традицию. Дипломные спектакли выпускников театральных факультетов способны подчас оспаривать популярность работ профессиональных трупп, как было когда-то с нынешней труппой театра П. Фоменко. Молодость и азарт будущих актеров компенсирует недостаток мастерства и опыта, и доставляет
удовольствие возможностью наблюдать за "рождением сверхновой".
Скорее всего, так случится и с нынешними выпускниками курса В.А. Ермаковой, которые представляют свой второй дипломный спектакль "Божий клоун " на сцене академического театра драмы. У спектакля, в основе которого лежит история жизни великого Вацлава Нижинского, к настоящему времени сложилась блестящая постановочная судьба. В 1993 году это был спектакль, поставленный агенством БОГИС по пьесе А. Бурыкина, спектакль- соло О. Меньшикова, который он придумал "от названия до финала". Критика определила его как "фантазию одного артиста о другом". Там не было акцента на то страшное, трагичное, что было в реальности, скорее, в чем- то гамлетовская, игра в безумие, которая позволяла говорить о сокровенном. Всего два актера- О.Меньшиков (Нижинский) и А. Феклистов (Дягилев) разыгрывали непростую драму отношений: творческих, интимных, человеческих. В 1999 году в Театре на Малой Бронной А. Житинкин поставил спекталь "Нижинский- сумасшедший божий клоун" по пьесе Гленна Бламстейна, где главную роль сыграл А. Домогаров. Житинкин не был бы Житинкиным, если б не подчеркивал в своей версии самые пикантные и эпатирующие моменты биографии гения танца и его окружения. Несмотря на это, и режиссер, и актеры сумели передать масштаб личности великого танцора и его современников.
И вот спектакль в Саратове. Он как будто бы продолжает линию дипломного спектакля прошлого выпуска Валентины Александровны- "Кина IV". Та же проблема противопоставления гения и посредственности, сложных любовных и семейных
отношений главного героя. Правда, еще прибавляется тема безумия и непонимания гениального танцора его блестящими, талантливыми современниками. Перед молодыми актерами стояла чрезвычайно сложная задача: во- первых, перевоплотиться не в простых людей, но отмеченных печатью Божьей (какие имена! А.Павлова, М.Фокин, И.Стравинский, Л.Бакст, А.Бенуа), во-вторых, передать удивительную эпоху русского модерна. Это получилось скорее визуально: в декорациях, костюмах, нежели на уровне отношений между людьми. Но, возможно, такой цели и не ставилось. Ведь спектакль не просто о конкретной исторической личности конкретной эпохи, это выход на проблему Художника в целом. О том, как трудно понять Гения сразу, как он вынужден потом и кровью пробивать дорогу будущему, не жалея ни своей жизни, ни жизни близких ему людей. Все это в спектакле читается весьма прозрачно, и поэтому все действо закручено вокруг
главного героя. Нижинский (М. Матвеев) - тот центр, к которому приковано все внимание и зрителя, и партнеров по сценической площадке. Линия Дягилев (А. Тихонов)- Нижинский не столь явно прописана и акцентирована, Тихонов еще нащупывает свое отношение к своему герою и к герою Матвеева, как будто ему пока самому неясно, какого Дягилева он представляет. Более определенны отношения между Ромолой Пульски (Е.Хатаева) и Нижинским, романтичные в своем зарождении и глубоко трагичные для обоих в конце спектакля. О роли женщины в жизни творческого человека написано и сказано немало, в лучшем случае она- Муза, причина Вдохновения, в худшем - существо, притягивающее творческого человека к земному, вот и здесь Ромола прежде всего жена и мать, только разве это было нужно Нижинскому? Из дневника Вацлава Нижинского: "Я просил ее учиться танцевать, ибо для меня танец был самым высоким в жизни после нее. Я хотел
выучить ее хорошему танцу, но она испугалась и уже не верила мне. Я понял, что сделал ошибку, но ошибка была непоправима. Я себя заключил в руки человека, который меня не любит". Подпись в дневнике "Бог Нижинский".
Прославленные имена, окружающие гениального танцора, в спектакле показаны схематично, каждый из них как бы представляет некий тип отношения к нему: М.Фокин (К.Петрушин)- агрессивное неприятие нового хореографического стиля,
А.Павлова (Ю. Филиппова)- уважение к новому, но неспособность самой в нем существовать, мадам Бланш (Н.Вавилина) и Е.Райтер (Е.Михайлова) как восприятие Нижинского публикой, сначала восторженное, а потом глубоко отрицающее. Так каков же сам Нижинский, завязывающий и соединяющий в себе все эти нити отношений?
Петрушка, Фавн, Клоун на службе у Бога, одарившего и наказавшего своего слугу. Нежный и ранимый, но сам порой жестокий, божественно красивый (как бы написали о Матвееве, исполняющем эту роль, в театральной энциклопедии: "актер выразительных внешних данных"), и неважно, что здесь вымысел авторов спектакля, а что правда; главное, что возникает щемящее чувство тоски по Гению, невольной зависти к тем, кто его видел, потому что на наш век такой роскоши уже ждать не приходится. Навряд ли кто-то способен так, как Нижинский, сегодня своим творчеством расколоть зрительный зал на две противоположности и потрясти такой силой, что отдается и завораживает век спустя. Так хочется, чтобы кто- нибудь сотворил
по-настоящему Новое, а не очередной парафраз. Один из основных элементов хореографии - прыжок танцора. Прыжок Нижинского непередаваем даже профессионалами, поэтому у драматического театра свои приемы.
У Меньшикова он был... в окно, у нас - в зрительный зал - крайняя степень близости актера к своему зрителю на уровне физического контакта. Когда-то Этьен Сурио выделил две сценических пространственных системы- кубическую и сферическую. В первой мир взят в его целостности, одна из сторон куба убирается и при этом зрители и актеры находятся в фронтальных взаимоотношениях, дышат разным воздухом: в зрительном зале- воздух театра, на сцене- воздух того куска
жизни, которой избран для постановки. Своеобразная кульминация и смелый постановочный ход - нарушение театральной границы, преодоление кубичности, когда зритель становится не просто пассивным наблюдателем, а дышит с актером одним
воздухом.
"Божий клоун"- это не тот спектакль, о котором можно ответить знакомым на вопрос "понравилось или нет?" однозначно, потому что не всякому понравится, когда душу выворачивают наизнанку и заставляют смотреть на мучения сумасшедшего гения. Спектакль бьет по разуму и чувствам, поэтому если вы решили отдохнуть во время него, будьте уверены, сделать вам этого не позволят.

Ольга Семенищева 27 марта 2002 года


© 2001 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)