о театре

КОГДА ПРОЙДЕТ ПЯТЬ ЛЕТ

Легенда о времени

Автор - Федерико Гарсиа Лорка

Постановка Ивана Верховых (1996)

Участники: Анна Афанаасьева, Елена Блохина, Дмитрий Черных, Сергей Волков, Сергей Ганин, Виталий Скородумов, Евгения Ильина, Лариса Парфентьева, Евгения Калининская, Инга Монаенкова,

Продолжительность спектакля 1 час 30 минут (без антракта)

Внешний облик спектакля прихотлив. Внутренний облик выстроен точно и покоится на прочных опорах. Режиссер И. Верховых соединяет в нем театральность с интимностью, пиршество сценических фактур с аскетизмом, отрешенность с одушевлением. Сцена являет нам нечто волшебное, иллюзионистcки-цирковое, переливчатое и загадочное. Лорка в этом спектакле неожиданно ассоциируется с мелодикой раннего Мандельштама и иронико-трагической поэзией обериутов. Именно сквозь странное слияние лирического и буффонного, сквозь прозрачные вздохи сценической материи проступают дыхание божественной иронии и современность. Перед нами разворачивается утонченнейший, изысканнейший театр. Пробуждение в зрительской душе сложнейшей гаммы переживаний достигается не только актерской игрой, а еще и игрой вещей, предметов. Они даже кажутся подчас более одухотворенными, чем сами актеры. Ошибочное это впечатление лишь подтверждает непривычность и необычность существования актеров в спектакле.

"Саратовские вести", 30 июня 1998

Время, люди и немного фантазии

    Людей, конечно, не принято классифицировать, но такое уж человек существо - любит делить всех на хороших и плохих, добрых и злых, искренних и лицемерных. А еще людей можно разделить на тех, кому кажется, что они перемещаются среди абсолютно неподвижных вещей. и тех, кто замечает, что буквально все вокруг способно двигаться, а значит жить своей собственной жизнью. Один из таких людей - Сергей Петров. Если вы бывали на спекткле театра АТХ "Когда пройдет пять лет", то, конечно, знаете, о ком идет речь, даже если не имеете привычки рассматривать программку. Невозможно не заметить, что помимо актеров, на сцене, постоянно присутствуют странные механические "существа", придуманные и воплощенные причудливой фантазией Сергея Петрова...

 
"Спасибо С. Петрову! Чудесные у вас штучки!" (Из книги отзывов выставки "Очень несерьезная затея")
-Сергей, как вообще называется то, что вы делаете?
-Есть такой термин - кинетическое искусство. Жан Тенгле этим занимался в начале 50-х годов, хотя это, конечно, отличается от того, что делаю я, у него много агрессии. Вообще, каждый называет это так, как ему нравится.
-Когда был создан первый объект?
-Где-то в начале 90-х.
-А с чего все началось?
-Началось все странным, полумистическим образом. Увлекался музыкой, не менее странной. Да  даже не музыкой, потому что трудно определить ее стилистические границы. Просто какие-то эмоции и внутренние переживания я пытался выразить путем извлечения безумных звуков из электромузыкального инструмента под названием гитара. Хотелось поизобретать новые гитарные звуки, мне это было интересно. В процессе поисков я надумал сделать такой механизм, который отбивал бы не ровный ритм, как принято, а ломаный.
 
"Как здорово, что вы есть! Господин Петров, научите меня физике!"(Из книги отзывов выставки "Очень несерьезная затея")
-Чтобы создать такой механизм, нужны определенные знания...
-Вовсе нет, знания пришли совсем с другой стороны. Законы физики, можно сказать, не знаю - многие не верят. Я - филолог, поэтому законы физики и математики мне  в каком-то смысле чужды. У меня интуитивный подход в этом деле. Само собой все выходит. Сначала я сделал звучащий инструмент, он не очень правильно звучал, а мне это и нужно было. Потом он оброс какими-то деталями, приспособлениями, то есть по композиции я дополнил его элементами, которые представляли уже видеоряд, и я подумал, а может еще что-нибудь сделать. Так стали получаться какие-то объекты. Надо сказать, у меня все импульсивно происходит. Допустим, родилась идея в самый неподходящий момент, иногда воплощаю сразу, иногда она у меня в голове держится, а иногда не воплощаю вообще. А были моменты, например, десятилетие АТХ, там нужно было сцену как-то обыграть, обратились ко мне. И тут я свои идеи, которые вынашивал в голове, где-то за несколько ночей, совершенно бессонных, воплотил в жизнь. Это "безобразие" продолжалось буквально около недели, но зато появилось четыре новых мобиля, то есть иногда нужен хороший толчок.
-Судя по всему, это хобби?
-Скорее да. Но хобби, может быть, даже громко сказано, ведь оно требует некой организации, как мне кажется, подразумевает, какой-то систематический подход, дисциплину. А у меня  все далеко от этого. Многое не то чтобы отодвигает на задний план или вытесняет -  просто много других вещей, которые мне интересны.
-Какой материал обычно идет в дело?
-Преимущественно детский металлический конструктор, использую и детали от старых часов, бытовых приборов, диски телефонов и т. п.
-А как обычно бывает: вы видите какую-нибудь деталь, и появляется мысль, что из этого можно что-то сотворить, или первична идея, под которую ищете средства воплощения?
-Бывает и так, и так. Когда я вижу, что-нибудь "подозрительное", сразу несу домой, потом это обязательно идет в дело.
-В вашем хобби театр что-нибудь изменил?
-АТХ позволил делать что-то другое. Когда я сделал около 10 конструкций, понял, что дальше это не может продолжаться, просто квартира не позволяет, а теперь у них есть свое место в театре, теперь могу делать новые вещи, только сейчас поступаю хитрее: делаю настенные варианты.
-С чего началось сотрудничество с АТХ?
-С того, что я посещал спектакли и попутно что-то делал дома, в полной изоляции. Это все постепенно накапливалось. А в августе 1996 года, мои знакомые, сотрудники Радищевского музея, предложили поучаствовать в выставке  под названием "Очень несерьезная затея". Я очень долго отказывался. Потому что у меня дома это все так аккуратно стояло, но потом меня уговорили. На выставку я пригласил ребят из АТХ. Тогда в процессе репетиций находился спектакль "Когда пройдет пять лет". И режиссеру И. И. Верховых показалось, что это созвучно этой "легенде о времени". Потом были репетиции, а через год премьера.
-Значит объекты не делались специально для спектакля?
-Нет, они делались вообще ни для чего-либо. Это просто выплеск каких-то непонятных состояний.
-А у вас есть любимые спектакли АТХ?
-Да, очень нравится "Когда пройдет пять лет", там я нахожусь между зрителями и сценой, на фронте эмоций, чувствуется обратная связь. "Незаживающий рай" могу сколько угодно смотреть, слушать этот текст, каждый раз воспринимая его по-разному.
-Не планируется ввести кинетические объекты в другие спектакли?
-Прежний директор предлагал мне такой вариант. С одной стороны, мне это должно было быть интересно, может подстегивать как-то, но я отказался. Не хочется, чтобы это повторялось. Все спектакли АТХ, на мой взгляд,разные. У каждого своя изюминка, особый настрой, может что и получилось бы, но несколько иного плана, чем в "Когда пройдет пять лет".
"Сергею Петрову: захватывающее содержание чего-то космического и неведомого нам - землянам!" (Из книги отзывов выставки "Очень несерьезная затея")
-Никогда не поступало предложений о продаже?
-На первой выставке некий человек хотел купить все, я отказался, они мне дороги.
-Что может вдохновить на создание кинетических объектов?
-Бывает, что-то рождается во время прослушивания музыки, нравится очень многое: британский арт-рок, германский авангард, блюз, джаз. Еще восточная философия, китайская поэзия, какие-то парадоксальные моменты в искусстве или в кино, что-то выпадающее из общего ряда. Но не всегда меня впечатляет какя-то авангардная работа, эмоции может пробить и минимализм в чем-то, а гиперреализм может оставить равнодушным.
 Петров не навязывает своих идей, напрмер, на выставках он оставляет объекты безымянными. Оно и к лучшему, ведь каждый воспринимает их по-разному: для кого-то они живые, другие считают, что они придают спектаклю динамичности, а третьим кажется, что постоянно спорят со временем, замедляя его ход...
 
 
Екатерина Семенищева.(декабрь 2000 года)

© 2001 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)