Игорь Баголей

заслуженный артист России

Учебное заведение
Саратовская государственная консерватория им.Л.Собинова, театральный факультет
Мастер
Ермакова Валентина Александровна, народная артистка СССР, профессор
Год окончания
1990
Театры и режиссеры
Саратовский академический театр драмы - А.И.Дзекун, А.В.Кузнецов, П.А.Штейн, И.Г.Коняев, Р.Белякова, Е.Черная, Ансар Халилуллин, Сергей Стеблюк (Москва); Михаил Угаров,
Важные роли
Лакло "Опасные связи" Вальмон (1990);
Булгаков "Белая гвардия" Студзинский (1991);
Витрак "Виват, Виктор" Шарль Поммель (1995);
Фукс "Крематор" Вилли Рейнкс (1994);
Стоппард "Аркадия" Бернанд Найтингейл;
Зингер "Тайбеле и ее демон" Алхонон;
Садур "Брат Чичиков" Ноздрев;
Коуард "Неугомонный дух" Чарлз Кэндемин (1996);
Друцэ "Падение Рима" Марк Регул (1996);
Набоков "Король, дама, валет" Драйзер;
Давлатов "Новый американец" Сергей;
Чехов "Вишневый сад" Лопахин;
Горький "На дне" Барон;
Мухина "Таня-Таня" Иванов (1998);
Кузнецов "Господин де Мопассан" Мопассан (1999);
Кольтес "Роберто Зукко" Братишка (1999);
Бомарше "Женитьба Фигаро" Граф Альмавива (2000);
Жене "Сплендидс" Ритон (2000);
Тургенев "Завтрак у предводителя" Беспандин (2003);
Галин "Конкурс" Пухов (2004);
Лабиш "Копилка" Шамбурси (2004);
Островский "Волки и овцы" Мурзавецкий (2005);
Чехов "Дядя Ваня" Астров (2006);
Голдсмит "Ночь ошибок" Хэстингс (2006);
Теннеси Уильямс "Трамвай "Желание" Стенли Ковальский (2006);
М.Себастиан "Безымянная звезда" Григ (2007);
Уильям Сароян "Лучшие дни нашей жизни" Блик (2008);
Виктория Никифорова "Условные единицы" Мужчина (2009);
Александр Володин "Пять вечеров" Тимофеев (2009);
Николай Гоголь "Женитьба" Подколесин (2010);
Ноэл Коуард "Настоящая комедия" Гарри Эссендайн (2013);
Работа в кино, на телевидении, радио, эстраде
х/ф "Парижане" (реж. С.Полянский) - Кудашов, т/с "Эра Стрельца"
Место работы
Саратовский государственный академический театр драмы,
Преподавательская деятельность
Саратовская государственная консерватория им.Л.Собинова, театральный факультет - художественный руководитель курса


Игорь Баголей: Настоящий талант должен быть голодным. До работы

Каждая роль - как отдельно взятая жизнь. Совсем недавно состоялась премьера спектакля «Пять вечеров» по Володину, но я до конца так и не понял, как относиться к своему герою. Да, мы все смотрели фильм режиссёра Михалкова, но вряд ли кто-то из нас вспомнит в нём главного инженера из Подгорска. Дело в том, что драматург Володин совсем малую долю своего внимания уделяет Тимофееву. Зачем он его вводит? В первую очередь для того, чтобы вырисовать образ ровесника, образ человека, с которым начинали, вместе учились главные герои - Тамара и Александр Ильин, с которыми у них по-разному сложились жизнь и судьба. Конечно, можно было однозначно решить, что Тимофеев - карьерист, конформист, человек бесчувственный, который идёт по головам, хотя прямо об этом ничего не сказано. Но мне хотелось показать Тимофеева со всеми его проблемами, болями, воспоминаниями, живой и подвижной психикой, хотелось сделать из него фигуру крупную, филигранную, хотелось оживить этого героя. Если быть честным, то до конца ещё сам не понял, как относиться к этому герою. Каждую репетицию Тимофеев получался у меня по-разному.
Режиссёром себя не считаю. Моя режиссёрская и педагогическая деятельность - вынужденная, хотя, безусловно, и доставляет мне удовольствие. Сейчас мои студенты учатся только на втором курсе, но через пару лет нам с ними предстоит серьёзная работа - дипломный спектакль. Выбор темы для меня всегда сложный, но интересный процесс. На начальном этапе обучения и общения со студентами возникают определённые образы по отношению к ним, представления о том, какими героями каких пьес они могли бы стать. Затем все эти догадки и предощущения выходят на совершенно новый уровень, возникает определённая идея, которой заражаю себя и их. Таким образом постепенно рождается тема спектакля. Это не рациональный, но и не спонтанный выбор.
Пробуй всё, пока есть такая возможность. Мне, как педагогу, естественно, хочется, чтобы мои студенты в процессе обучения попробовали практически всё. Ведь наверняка не все из них посвятят свою жизнь искусству. Поэтому я всегда говорю им: пробуйте всё, пока есть такая возможность, будьте честными, теребите свою душу. Студент должен обладать острым желанием стать большим и интересным людям, а это может случиться только тогда, когда у него горит душа и он не боится её терзать и быть успокоенным.
«Я занимаюсь любимым делом да ещё зарплату за это получаю». Такая шутка ходила во времена моей молодости. Действительно, тогда даже маленькая зарплата не мешала нам называть актёрское дело любимым. Сегодня же те, кто остаётся в этой профессии, в какой-то мере полусумасшедшие люди. К нам часто приезжают режиссёры и удивляются, что в нашем театре остался золотой фонд сорокалетних, потому что в других театрах сейчас либо молодняк, который ещё не успел в бизнес уйти, либо старики, которым уже поздно куда-либо уходить.
Настоящий талант должен быть голодным. Только не в прямом смысле этого слова. Талант должен быть голодным до работы. Обладать стремлением и желанием быть лучшим. Если же говорить о голодании исходя из неимения материального достатка, то это, конечно, унизительно для актёра, да и для любого человека, имеющего отношение к искусству.
Самая противоречивая роль - роль Блика в «Лучших днях нашей жизни». Эта роль, как ребёнок, родилась весьма неожиданно. Удивительно, но мы с режиссёром Александром Плетнёвым сделали её быстро и с азартом. Тогда я понимал, что образ моего героя вырисовывается рискованный, в какой-то мере гротескный, на грани. Ведь в этой роли я был противопоставлен всем, всей той якобы хорошей и порядочной группе людей, которым должен симпатизировать весь зал. Одного моего героя должны были ненавидеть, но он должен был выдержать весь этот натиск. Действо напоминало спортивное соревнование, когда ты против всех, только без победителей и проигравших.
Ищите в положительных героях отрицательное. Как говорил Станиславский: внутри нас намешано такое! Мы бываем слабыми и сильными, хорошими и плохими, всё зависит от окружения и жизненных обстоятельств. Сегодня, когда все говорят нам о кризисе и о том, как тяжело нашей стране выживать, конечно, хочется быть героем и на сцене, да и в жизни, а не послушно внимать сказкам, которые нам рассказывают.
Дочь решила пойти по моим стопам. Это было целиком её решение, что из этого получится, увидим. Не могу сказать, что мы с женой были рады такому выбору, хотя отговаривать не стали. Сегодня, к сожалению, профессия актёра не так престижна и уважаема, как десять-двадцать лет тому назад, поэтому выбор дочери, конечно, вызывает некоторое беспокойство. Мои же родители были горды тем, что я решил выбрать для себя профессию актёра.

«Газета недели» 24 ноября 2009 г

Конформист в движении

Любимый публикой артист Игорь Баголей считает, что главное - соответствовать предлагаемым обстоятельствам собственной жизни
Заслуженный артист России Игорь Баголей успевает всё: играть ведущие роли в спектаклях академического театра драмы имени И.А. Слонова, осуществлять художественное руководство вторым курсом театрального факультета консерватории, на котором учится его старшая дочь Маргарита, и семейным подрядом по уходу за младшей Варварой, сниматься в сериалах и рекламе, репетировать в весенней премьере академдрамы - «Женитьбе» Гоголя в постановке Антона Коваленко. И быть всегда в отличной творческой форме и хорошем настроении. Игорь не устает жить и работать, а мы не устаем восхищаться не только его талантом, но и этим его замечательным человеческим качеством.
- Твой герой в «Условных единицах» - современный преуспевающий мужчина среднего возраста в фирменных башмаках решает сменить dress - code , облачиться вместо дорогого костюма в джинсы и прекратить сумасшедший бег, что называется, остановиться - оглянуться. А у тебя нет такой потребности?
- Когда я был моложе, карусель вертелась быстрее. Во всяком случае, мелькания вокруг казались более частыми. Теперь я больше успеваю. А может, это возраст учит фильтровать поток жизни, понимать то, что важно, что нет, относиться к радостям и неприятностям по-взрослому. Оглядываться успеваю пока. Ангел-хранитель помогает, наверное. Или изначальное направление, дорога выбрана верно.
- То есть ты в отличие от него не испытываешь желания задать навигатору другое направление?
- Однокурсники некоторые в Москве. Теперь уже и студенты бывшие там. Иногда думаешь: а почему ты остался здесь? Если смотреть на наше дело рационально и как бы со стороны, то мы, как теперь говорят, обслуживаем население. Мы - обслуга. Я обслуживаю хорошим творчеством тех людей, которые живут в Саратове. То же в принципе, что делают мои столичные коллеги. Только у них за счет телевидения охват пространства и населения больше. А моя территория маленькая. И я должен честно на ней отработать. Я хочу по окончании спектакля спокойно смотреть прямо в глаза тем людям, которые приходят его посмотреть. Хочу, чтобы они меня любили. И чтобы в этой любви обязательно содержалось уважение.
- Сейчас, когда стал преподавать на театральном факультете, ты часто вспоминаешь своего учителя Валентину Александровну Ермакову?
- Да, конечно, и в первую очередь потому, что, глядя на учеников, я думаю про то, каким я был студентом. Ее методику, отношение, требования, школу сравниваю с тем, что стараюсь делать сам. Мы с Любой (Любовь Баголей, актриса театра драмы, второй педагог по мастерству на курсе и жена Игоря.- О.Х.), особенно в тех случаях, когда что-то не получается, обсуждаем, как бы она поступила в этой ситуации, что бы она сделала. От нее мы ведем свой отсчет. Соглашаемся или нет, в ту или другую сторону - не важно. Важно, что диалог между нами продолжается. Валентина Александровна была очень жесткой и требовательной по отношению к нам, студентам, да иначе и нельзя было, а то мы бы быстро свернули в сторону, где лень, неохота и так сойдет. Этих вещей она никогда не прощала. Мы тоже не собираемся с ними мириться.
- Ты конформист?
- Иногда мне очень хочется быть конформистом. Но в наших условиях, в нашей профессии и в нашем сегодняшнем жизненном ритме это практически невозможно. Потому что тогда ты можешь только спускаться, а по лестнице надо все время идти вверх. На ней даже стоять не получится, неудобно. Движение туда-сюда постоянное. Усилия приходится прикладывать тоже постоянно. А если перед тобою спина, которая мешает? Надо обойти, да так, чтоб не столкнуть. За шиворот и вниз - проще. Но ощущать себя подлецом не хочется. Жить не в ладах с совестью - тоже. А конформистом в движении быть нельзя.
- Я всегда считала, что у тебя идеальный для избранной профессии характер.
- Да ты что? Я же ленивый по натуре. Я на факультет пошел преподавать только благодаря Любе. Она меня заставила.
- Люба молодец, но я не об этом. Ты из тех людей, которые на работе работают. Всегда. И интерес к этому процессу не теряют. Никогда.
- Я смотрю на себя в зеркало и понимаю, что взрослею, мягко говоря, и настанет то время, когда придется поменять амплуа. Я отношусь к этому спокойно и надеюсь, что это произойдет естественно. Но мною движет постоянное желание узнать что-то новое, мне все время кажется, что я не доучился. Поэтому мне интересно. И еще я ужасно ответственный человек. Боюсь куда-нибудь опоздать. Боюсь не оправдать ожидания своих покойных родителей. Боюсь не соответствовать своим детям, своим отцовским обязанностям. Хочу, чтобы мои студенты знали, что у них хороший педагог. Эти страхи живут во мне.
- Но они тебя как будто не мучают или парализуют, а напротив - только подгоняют.
- Я просто пытаюсь уйти от того, что мне мешает, что мучает или парализует, плевать на обиды и уходить от любой черноты, от тех глупостей, что путаются под ногами, преграждают путь к тому, что действительно интересно, что является творчеством. В детстве я очень любил играть. А когда играл, очень сильно верил в предлагаемые обстоятельства. До сих пор я сохранил веру в предлагаемые обстоятельства своей жизни. Я в жизни не играю. Я знаю, что такое реальность и что такое сцена. Но предлагаемым обстоятельствам собственной жизни я должен соответствовать. Вот мне дали звание. По гамбургскому счету это смешно, но ведь и ему я тоже должен соответствовать. И не выглядеть соответственно, ты пойми, а именно - соответствовать.
- Иногда я покупаю продукты в магазине, перед входом в который прикреплен огромный баннер с твоим изображением, сигналящим, как мне будет хорошо там, внутри. Вот если про деньги не говорить, тут все понятно, отец двоих детей должен их зарабатывать, а как ты себя чувствуешь в качестве эмблемы общества потребления?
- С одной стороны, этот баннер появился довольно неожиданно для меня. А с другой - согласие я все-таки дал. Давай смотреть на него как на рекламу театра.
- Давай про театр тогда: он может двигаться в сторону массовой культуры, а может настаивать на своей особости, элитарности, если угодно. Что выбираешь ты?
- Если про наш театр говорить, то я, конечно, хотел бы видеть его элитарным. Это ведь совсем не подразумевает высокомерия по отношению к публике. Это определение относится прежде всего к качеству, профессиональному уровню того, что мы делаем. Я бы хотел, чтобы слава нашего театра была громкой, он такой, на мой взгляд, заслуживает. Но чтобы это произошло, заинтересованности должно быть больше со всех сторон, не только от нас самих успех сегодня зависит. Для города драматический театр может быть очень важным звеном.
- Ты репетируешь Подколесина в гоголевской «Женитьбе». Что такому деятельному человеку, как ты, интересно в персонаже, во многом тебе противоположном?
- Работа над спектаклем, над образами еще идет, говорить о чем-то определенно пока рано. Скажу одно: Подколесин сомневающийся, а значит мыслящий человек, а такой мне всегда интересен. При внешней кажущейся бездеятельности он живет очень интенсивной внутренней жизнью. Каждая роль соответствует прежде всего тому, что в тебе самом происходит в этот момент, сегодняшнему твоему настроению и отношению к окружающему миру. Поэтому есть и эта ответственность - за то, что в тебе происходит, с чем можно выходить к зрителю, а с чем наедине с собой разбираться. В любом персонаже я ищу то, что его оправдывает, даже в мерзавце Блике из «Лучших дней нашей жизни» Сарояна. Как же я его понимаю, когда он требует соблюдения элементарных правил жизни, простых ее законов! Это же так близко пересекается с тем, что нам в России так знакомо. Мы же все такие хорошие, вот только никаких правил не соблюдаем и соблюдать не собираемся. А сами правила обычно бесчеловечны и совершенно не справедливы. Как в «Пяти вечерах» Володина, где герой Юры Кудинова живет по своим правилам, потому что общественные для него неприемлемы. Так и бегаем по замкнутому кругу. Или остановимся и думаем: а не махнуть ли в Канаду чернорабочим? Такое впечатление, что нужно сделать что-то, чтобы люди встряхнулись, очнулись и сочинили законы, применимые к жизни. Только наличие таких законов дает возможность человеку почувствовать себя свободным. С другой стороны, никогда ты от пут своих не избавишься. Потому что это твое. Твоя судьба. А судьба не может быть плохой. Трудной - да. Плохой - никогда. Соглашайся, не соглашайся - тебя ведь никто и не спросит. Она просто твоя.

Ольга Харитонова "Саратовская областная газета" 26 февраля 2010 года

Игорь Баголей: «Я отношусь к своим студентам, как к детям»

Не так давно на подмостках Академдрамы дебютировала авантюрная драма по пьесе Алексея Толстого «Касатка», ставшая уже третьим по счету дипломным спектаклем выпускного курса театрального факультета Саратовской консерватории. Все три спектакля производят настолько контрастное впечатление, что с трудом верится, что они сыграны одним и тем же составом и под руководством одного и того же человека. И все же для заслуженного артиста России Игоря Баголея каждое достижение студентов еще и повод ощутить себя в новом качестве - художественного руководителя курса. Об этом наша с ним беседа
Корр.: Игорь, Вас самого радуют успехи ваших подопечных?
И. Баголей: Ну конечно. С ними вместе я радуюсь и огорчаюсь. Когда у них что-то получается, я и сам окрыляюсь. А когда не получается, я всегда говорю: будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса.
Корр.: Из всех трех дипломных спектаклей Вашего курса наиболее противоречивое впечатление производят «Проделки Скапена». Почему выбор пал именно на это произведение?
И. Баголей: Материал возник случайно. Первоначально мы предполагали начать работать над другой пьесой, а потом поняли, что после спектакля «Выглядки, или «Колыбельная для взрослых» - очень серьезного спектакля с трагическим оттенком, нам нужно поставить что-то кардинально противоположное. Такой противоположностью как раз могла стать яркая, буффонадная комедия. Те, кто упрекают нас в том, что у нас получился не Мольер, не понимают, что Мольер был разным. Наряду с высокой комедией у него были и народные пьесы. И «Скапен» - это образец площадного театра. Поэтому мы и задумали сделать спектакль в традициях комедии дель арте. Он должен был быть довольно-таки острым, ведь на площадь выходили не одни аристократы. В процессе работы пришлось приблизить пьесу к современному уровню. Может быть, нам и хотелось бы надеть плащи, шляпы с перьями, ботфорты и нацепить шпаги. Но представляете, сколько бы это потребовало затрат? А все же нельзя забывать, что мы делали студенческий, учебный спектакль, на который средств надо было потратить минимум.
Корр.: Я знаю, что работа над постановкой давалась вам нелегко...
И. Баголей: Как и в настоящем театре, сначала у нас был «застольный» период. Но когда мы начали осваивать материал «на ногах», выяснилось, что ребята еще к этому не готовы. Тогда я предложил им поиграть в радиотеатр. Это помогает услышать друг друга и попробовать воздействовать на партнера словом. Потому что когда студенты и даже актеры, не задумываясь, начинают пулять друг в друга репликами, они увлекаются эдакой самоигралкой, в которой легко убедить себя, что разговариваешь с куклой или играешь сам с собой в шахматы. А в этом нет интереса. Первый акт мы репетировали довольно долго - почти семестр. А над вторым пришлось работать очень быстро. Когда мы вышли на большую сцену, для репетиций у нас оставалось катастрофически мало времени. Большое спасибо ребятам, которые смогли в короткое время построить второй акт уже на сцене. Это потребовало от них огромной концентрации внимания и сил.
Корр.: «Проделки Скапена» - очень подвижная постановка. Как складывалась работа над танцевальными номерами?
И. Баголей: Так как Сережа Захарин -самый танцующий студент на курсе, мы возложили задачу с хореографией на него. Не скажу, что все из того, что он приносил, сразу принималось. Ему, конечно, пришлось изрядно потрудиться, чтобы придумать эти танцы. В творческих поисках приходилось отталкиваться даже от каких-то предметов. Например, в спектакле появилась длинная цыганская юбка, и Сереже нужно было придумать выход актрисы в этой юбке.
Корр.: Такое впечатление, что и Вы, и Ваши студенты дали себе волю как следует похулиганить с материалом Мольера.
И. Баголей: Я сам не знал, куда приду в этом спектакле. У него есть свои сторонники, есть свои противники, и это очень хорошо. Это говорит о том, что спектакль живой, настоящий. То же самое и с «Касаткой». Был момент, когда нам казалось, что провал неминуем. Потом все подсобралось, скорректировалось, выровнялось. Говорю это, не хваля самого себя. Тем более, что спектакли я ставил вместе с супругой, и многие вещи мы придумывали и прорабатывали вместе. Если бы мы делали пьесы по отдельности, они получились бы гораздо слабее, чем наш совместный результат - в этом я полностью уверен.
Корр.: Где, на Ваш взгляд, было интересней работать самим ребятам?
И. Баголей: Мне кажется, им везде одинаково интересно. Они эти спектакли любят как свои родные, потому что это часть их жизни, и вряд ли они будут разделять все три спектакля. Может быть, для этого должно пройти какое-то время. А сейчас это все равно, что оторвать кусок своей плоти и сказать: здесь мне больнее, а здесь не очень больно. Жалко, что мы не так часто играем. Например, «Касатка» после премьеры идет с интервалом в две недели. А Вы представляете, что значит для нового спектакля такой перерыв? Кроме того, мне нужно выпускать второй состав, а у нас еще не было репетиций. Сначала оба состава репетировали параллельно, но когда мы поняли, что не успеваем, решили, что сначала пойдут первые, а вторые сыграют чуть попозже. Теперь это наш должок.
Корр.: «Касатка» вышла на саратовские подмостки впервые. Кому принадлежала идея сыграть этот материал?
И. Баголей: Идея была Любина (Любови Баголей). Эта пьеса ей давно нравилась. Для чтения «Касатка» действительно очень интересна - она подвижная, смешная.
Корр.: Кстати, как на сцене появился видеоэкран?
И. Баголей: Сейчас уже не могу сказать, как это родилось. Рассматривались разные идеи. Чтобы имитировать присутствие Волги, мы даже хотели поставить на сцену бассейн. Но по техническим причинам воплотить идею с бассейном не удалось. Поэтому получилось то, что получилось. О результатах вообще сложно говорить, потому что вначале всегда задумываешь какой-то идеальный спектакль. Потом приходится делить его пополам, и еще пополам, и вот уже думаешь: а что же осталось от того идеального спектакля?
Корр.: «Касатка» очень органично смотрится на малой сцене. Пьеса проиграла бы, если бы Вам пришлось ставить ее на главной сцене?
И. Баголей: Нет, почему же. Мы могли бы сыграть ее и на большой сцене. Нам просто не дали площадку. Возможно, она получилась бы даже лучше, и нам легче было бы ее создать. На малой сцене я иногда вижу зрителей в первом ряду, которые чувствуют себя крайне неуютно из-за близости с актером. Им кажется, что они уже чуть ли не вошли в происходящее на сцене. А хочется быть подальше, и еще поставить между собой и актерами стекло, чтобы было как в зоопарке. Так спокойнее.
Корр.: С «Выглядками» вышла та же самая история?
И. Баголей: Нет, мы изначально задумывали эту пьесу для малой сцены. Приниматься за работу над материалом тоже было страшно. Мы не знали, как зритель воспримет тему детоубийства, тем более, что и администрация отнеслась к этой затее настороженно. Но постепенно наши опасения развеялись. Сейчас на спектакль ходит очень много школьников. Некоторые после пьесы остаются и просят о встрече с актерами.
Корр.: Как вообще Вам дается профессия педагога?
И. Баголей: Не скажу, что легко. Честно говоря, я никогда не предполагал быть педагогом. Оказался на факультете случайно. В то время Люба осталась на курсе одна и попросила меня помочь с его выпуском. Сначала я считал, что буду только помощником, потом постепенно втянулся. Страшно было оттого, что не знал, как примут меня ребята, как я приму их, какие у нас сложатся отношения.
Корр.: В своих интервью Вы признавались, что считаете себя человеком скромным. Проявлять властные качества Вам легко?
И. Баголей: А это само собой иногда получается. Просто понимаешь, что если в какой-то момент своей строгостью не повлияешь на ситуацию, то может пойти разруха не только в репетиционном процессе, но и в головах. Этого нельзя допускать, потому что по молодости человек какие-то вещи может для себя просто не осознавать. Да и театр без диктатуры существовать не может. Это все равно, что оркестр без дирижера. В истории театра есть примеры таких коллективов. Чаще всего они распадаются, потому что у каждого актера свой вкус, свое восприятие, и каждый пытается потянуть одеяльце на себя. Оно в результате трещит, по швам и превращается в лоскутки, а люди разбегаются. Даже если я в итоге окажусь не прав, я понимаю, что пока по-другому быть не должно. А время покажет.
Корр.: Если уж мы заговорили про время... Теперь оно позволяет сказать, что вышло для Вас на первый план: актерская или педагогическая работа?
И. Баголей: Не люблю разделять эти понятия. Но, прежде всего я, конечно, актер. И если бы мне пришлось выбирать, я бы выбрал актерскую работу. Хотя есть и другое: мне интересно общаться с молодыми людьми. Я отношусь к своим студентам как к детям. Считаю, что научить чему-либо очень сложно. Если человек хочет, он научится сам, будет стремиться, подражать. Нельзя научить, можно научиться, а я готов помогать и опекать их бесконечно.
Корр.: Вам приходится следить и за другими студенческими работами. Что-нибудь нравится?
И. Баголей: Да, многое. «Убегающий от любви» очень понравился, несмотря на различие моего педагогического подхода и подхода Александра Галко. Недавно смотрел, как студенты Геннадия Шугурова сдавали экзамен по пьесе Чапека «Из жизни насекомых» - не в кукольном, а в живом варианте. Замечательный спектакль, обращает на себя внимание режиссерская работа и то, как увлеченно, страстно играли ребята. Ведь главное - увлечь студентов. А для этого необходимо увлечься самому, потому что если ты сам не горишь, за тобой никто не пойдет. Есть в нашей профессии, наверное, какая-то инфантильность, но инфантильность в хорошем смысле. Это как детская вера, фантазия, воображение. Кто-то даже говорил, что в актерской профессии должно быть три «В»: внимание, воображение и воля.
Корр.: А что сейчас происходит с Вашей карьерой в кино? Предложения от киностудий по-прежнему поступают?
И. Баголей: Предложения такие были, какие-то наметки оставались еще с прошлого года, но сейчас они притормозились. По большому счету, чтобы делать карьеру в кино надо ехать в Москву и там крутиться.
Корр.: А у Вас пока такого желания нет?
И. Баголей: Не то чтобы желания нет. Есть желание сниматься, но только в хорошем кино.
Корр.: Каком, например?
И. Баголей: У любого серьезного режиссера. Но не в таких фильмах, которые сейчас гуляют с канала на канал. Смотришь их и не знаешь, на чем глаз остановить.
Корр.: На Вашем счету уже десятки театральных ролей. А какой, долгожданной, среди них так и не было? И. И. Баголей: Разве я могу Вам, как на исповеди, в этом признаться? Вы еще об этом напишете, и моя мечта не сбудется. Я надеюсь, что еще много ролей сыграю. Надеюсь, что придет режиссер, с которым мы сработаемся и вместе сделаем хороший спектакль. Для этого есть еще силы и есть оптимизм. Вот сейчас, например, «Гамлет» мимо меня прошел. Но я об этом и не жалею. Как говорит персонаж Желтухин из пьесы «Касатка»: «Все что ни делается - все к лучшему».

Екатерина Богданова «Богатей» 28 февраля 2008 года

Началась «Эра Стрельца»

С понедельника на канале НТВ стартовал сериал, в котором снялись сразу два саратовца - актер театра драмы Игорь Баголей и актер театра русской комедии Константин Тополага.
«Зеркало» уже подробно рассказывало о съемках этого фильма. Когда наших земляков пригласили на пробы в Москву, они сомневались, что оба будут сниматься в фильме.
- Уж не на одну ли роль мы будем пробоваться - поинтересовался Баголей, когда в машине, на которой его должны были отвезти в студию, обнаружил своего земляка и коллегу по цеху.
Но потом выяснилось, что им предложили сыграть разных персонажей. Оба наших актера успешно прошли кастинг и были утверждены в сериале, хотя и здесь не обошлось без казусов. Когда директор картины увидел перед собой Ба голея, он неожиданно заявил:
- Вы не похожи на свою фотографию!
Съемки фильма проходили в Питере. В «Эре Стрельца» Игорь играет роль директора фирмы, очень состоятельного человека. Правда, его «жизнь» в киноленте будет недолгой. Из 12 серий он появится лишь. в пяти, а потом его героя убьют. А вот Константин Тополага протянет в фильме до самого конца.
Сериал я постараюсь отслеживать, - сказал Баголей «Зеркалу». -- Хотя не очень люблю себя на экране.

«Зеркало» 29 августа 2007 г . Елена Поленова

Положительный герой

Осенью на канале НТВ состоится премьерный показ 12-серийного детектива «Эра Стрельца». Одну из ролей в этом фильме сыграл наш земляк, актер театра драмы Игорь Баголей.
Для Баголея это уже вторая роль в кино. Совсем недавно Игорь дебютировал в фильме «Парижане». После работы на одной съемочной площадке с Пьером Ришаром, Натальей Селезневой, конечно, хотел сниматься еще. Поэтому приглашений ждал, но все равно предложение от питерских киношников для него стадо полной неожиданностью.
- Ко мне прибежали из театра и велели срочно бежать на вахту, - вспоминает с улыбкой Игорь. - На вопрос, что за спешка, просто ответили: это по поводу съемок в сериале. Оказалось, что это не розыгрыш. Звонила кастинг-директор киностудии «Панорама». Мою фотографию она увидела на сайте нашего театра. Типаж понравился, и меня пригласили на пробы.
Когда Игорь прибыл в Питер, первой реакцией на него стало удивление.
- А где Ваша борода? - спросили у саратовца.
- У меня ее никогда не было, - не понял вопроса Игорь. Тут и выяснилось, что на фото в Интернете Баголей был с бородой.
Но на этом сюрпризы не закончились.
- Сажусь в машину, которую прислали за мной на вокзал, а в ней уже есть кто-то, - вспоминает Игорь. - Представляюсь и слышу в ответ: «Константин». Поворачиваюсь к нему и вижу... нашего же, саратовского актера из театра русской комедии Костю Тополага. Тут и выясняется, что Костю тоже пригласили на пробы. Я сразу уточняю, не на одну ли роль нас пригласили. Нам повезло - в фильм мы проскочили вместе. Потом с ним и одной квартире гостиницы жили.
По сюжету сериала герой Баголея - персонаж положительный. Он директор крупной компании, человек, состоятельный. Поэтому на съемочной площадке его одевали в очень дорогую одежду из самых модных питерских бутиков.
- Довелось и на шикарном «Мерседесе» покататься, - смеется Игорь. - Права я получил еще в школе, потом в армии служил водителем. Так что за рулем посидел немало, но в такой шикарной машине оказался впервые. Столько советов наслушался! «Мерс»-то брали в дорогом автосалоне - вот и тряслись за него, как бы чего не вышло. По этой причине на рискованные съемки даже пригласили каскадера, он вместо меня на скорости врезался в длинномер-трубовоз. Дублер профессионально сделал сцену в моей куртке. А меня снимали уже потом - с расплющенным подушкой безопасности лицом.
Все съемки фильма проходили в Питере. Гаишники специально перекрывали для них улицы. Но большинство сцен снимали па окраине, там широкие трассы построены, но еще не открыты. Так что мы никому не мешали. А вот кладбище у Александро-Невской лавры «отдали» под съемки всего на один день. Вот и пришлось работать по полной - с восьми утра до двух ночи. В перерывах кормили киноедой - блюдами, упакованными в пластиковые контейнеры. Пища была разнообразной: салаты, первое, на второе - рыба и мясо, а такжн сок и круассаны. А в холодные дни: еще и коньяк для разогрева.
- На съемках я не раз вспоминал своего педагога Валентину Ермакову, - продолжает Игорь. - Она приучила нас уже на первую репетицию приходить со знание текста своей роли. Это правило сидит во мне до сих пор. А вот столичные актеры не всегда знали свой текст. Бывали на съемках и такие моменты.
«Дочь - самый строгий судья»
Сейчас съемки и озвучка фильма позади. И Игорь продолжает слу жить в родном театре. Выхода на экраны фильма со своим участие ждет. Но с любопытством - как-то непривычно смотреть на себя со стороны.
- Мой самый строгий критик - моя старшая дочь Рита, - признается актер. Свое мнение она всегда высказывает довольно резко. Самая низкая оценка в ее глазах - «смешной». Именно так она меня однажды назвала, посмотрев спектакль «Ловит волк - ловят и волка».
Но в любом случае фильм «Эра Стрельца» мне дорог. Съемки в нем совпали для меня с самыми важными событиями: репетировал главную роль в спектакле; «Трамвай «Желание» у Марины Глуховской; в сентябре у меня родилась дочка. Навалились и бытовые проблемы, и поначалу я был просто в растерянности. Но заставил себя успокоиться и начал решать проблемы по мере их поступления. И все сложилось. Сейчас Варьке уже семь месяцев, она многое умеет, каждый день меня радует своими достижениями.
Я счастливый человек - отец, муж, актер. У меня есть такая опора в жизни - мои женщины.

Марина Горстка «Время», 12 (80) 2 апреля 2007

Отстрелялся

Актер театра драмы Игорь Баголей снялся в сериале «Эра стрельца», который покажут на канале НТВ

В столице давно знают - саратовские актеры одни из лучших. Уже стало привычным, что наши земляки снимаются в известных фильмах. А пальму первенства в киноискусстве, пожалуй, можно отдать ведущему мастеру сцены театра драмы Игорю Баголею. Не так давно он сыграл одну из главных ролей в фильме «Парижане», где снималась звезда мирового кинематографа, знаменитый французский актер Пьер Ришар, и вот теперь Баголея пригласили в сериал «Эра Стрельца».
Приглашение было неожиданным. Некий человек позвонил на вахту театра драмы и попросил срочно позвать Игоря Баголея.
- Это насчет съемок в сериале, - пояснили па том конце провода.
- Я этого абсолютно неожидал, - поделился актер. - Никаких заявок никуда не подавал. Но оказалось, сведения обо мне нашли в Интернете. На. одном из сайтов продюсеры сериала увидели мое фото с бородой, им этот образ очень понравился, и меня пригласили на пробы.
Недолго думая, Баголей отправился в Москву. В столице его встречала машина, которая отвезла актера в одну из лучших киностудий - «Панораму», где снимали сериал «Тайны следствия».
- Для съемок мне предоставили очень неплохие условия, - отметил Игорь. - Оплатили проезд, жилье, а еще дали дорогущий «Мерседсс-500» и эксклюзивную одежду.
Два последних пункта Баголею полагалось «по штату». В сериале он играет роль директора фирмы - очень обеспеченного человека.
- Вы не представляете, как продюсеры тряслись за машину! - приоткрыл тайну съемок Баголей. - По сценарию мне приходилось гоняты городу на большой скорости, а в этих сюжетах каскадеров не использовали. Гонки доверяли мне, но очень боялись за авто.
Съемки сериала проходили на окраине Питера, и от греха подальше улицы северной столицы перекрывали сотрудники милиции. К счастью, профессиональные навыки вождения не подвели саратовского актера, чем он несказанно порадовал продюсеров. Но еще больше их поразила подготовленность Баголея к съемкам.
- Когда я учился на театральном факультете Саратовской консерватории, нас преподаватели заставляли зубрить текст наизусть, - говорит Баголей. - С тех пор я навсегда усвоил: на работу надо приходить подготовленным. А вот московские актеры особо себя не напрягали - текста зачастую они не помнили, и специально для них на площадке держали суфлеров.
Всего в сериале будет 12 серий. Но наш земляк засветился только в пяти из них - со второй по седьмую. По признанию Баголея, съемки фильма проходили непросто. Порой актерам приходилось работать с восьми утра до двух ночи. Но продюсер понимая сложность работы, старались всячески угодить актерам: их всегда кормили полноценным обедом, а если на улице было холодно - покупал: для «сугрева» бутылочку коньяка. В январе этого года прошла озвучка сериала. А увидеть его можно будет следующей осенью на канале НТВ.

Артем Белов «Новые времена» 28 марта 2007 года

Сочинение на вольную тему. Баголей.

Дебютировавший тринадцать лет назад в роли виконта де Вальмона, Игорь Баголей вышел на сцену академического театра драмы босиком. Глупая такая и вполне невинная подробность может порою зацепить и оказаться невольным знаком чего-то важного.
Артист с тех пор и по сей день соприкасается со своей профессией незащищенным ничем и открытым ей навстречу существом.
Потому и отношение наше к нему состоит из сплошных чувств.

Вряд ли стоит высокомерно прикидываться, что знаешь человека, даже если знаком с ним давно. Тем более, когда он артист. Природа занятия призрачна и ускользающа. Кого-то это раздражает. Кому-то говорит гораздо больше того, что хочется знать. Искать внутренней опоры в странном мире театра почти бессмысленно и себе дороже. Но она все же существует. Неубедительная для непосвященных. Единственная для безумцев, которых вспять уже не поворотить. Называется любовь. Как нагрянет нечаянно, так и исчезнет без предупреждения и утомительных прощаний. Игорю Баголею известна тайна ее непреходящести.
На манер ушедшей в прошлое "палки-копалки" хочется доискаться причин, дойти-таки до самой сути, понять, в чем же секрет любовной неутомимости Игоря, откуда этот дарованный ею жизненный свет в глазах. Такое, например, возникает дурацкое предположение: может быть, потому, что герои его практически никогда и никому не признавались в любви открыто. Разве что Вальмон госпоже де Турвель в первых своих "Опасных связях". Но это было давно и неправда.
Персонажи Баголея удивительным образом избегают заморочек страсти, предпочитая письменное объяснение, как Великатов в "Мечтателях", лукавые увертки, как граф Альмавива в "Женитьбе Фигаро", вежливый отказ, как Лопахин в "Вишневом саде", мазохистскую зависимость, как Барон в "На дне", сладострастное использование, как граф де Селлюр в "Господине de Мопассане", проигрышный поединок, как Драйер в "Короле, даме, валете".
Список тех способов, которыми герои Игоря сопротивляются открытому проявлению чувства, можно продолжить. В этой фатальной закономерности видится нам характерная примета нынешнего времени, сторонящегося воли. Попробуем проверить, нет ли тут натяжки.

Контрольная станция чувств. Барон
Крайне любопытным кажется в исполнении Баголея этот классический горьковский персонаж. Никто и никогда его так не трактовал и не играл. Никаких тебе признаков спившегося интеллигента, опустившейся титулованной особы, следов декаданса, близких алкогольных слез, упущенных возможностей, скрытой боли и претензий к жизни. Бодрый подтянутый, всегда в добродушном расположении духа, его Барон и ведра Квашне донесет, и в карты перекинется, и на глупую шутку беззлобно откликнется. Мягкий, безвольный, никакой, он цепляется к Насте, дразнит, заводит ее по одной простой причине: эта проститутка из ночлежки - единственное доказательство того, что он Барон, существует на свете. Ее одну он способен задеть, расстроить, достать, она одна реагирует на его присутствие в жизни. Больше ничего не придает его пребыванию на земле значительности.

фото - А.Леонтьева


Знаменитый рассказ о бесконечных переодеваниях, обычно наполняемый страдательными моментами, не несет никакого скрытого смысла. Здесь принято играть судьбу. Баголей играет ее отсутствие. Его Барон никуда не опустился, ни на какое дно. Он не может опуститься в принципе, ибо невесом. Артист словно идет от того словарного значения, что стоит за безымянным его героем. Барон - низшая степень именитого дворянства - тоже своего рода дно. А баронить в русском языке - пускать пыль, корчить вельможу. В этих изначальных смысловых параметрах и существует персонаж Баголея. Как пыль. Пустота.
Идею личного (не личностного) отсутствия можно предложить как одну из основных иррациональных догадок в творчестве Игоря Баголея. Наверное, это не слишком понятно. Задело, палки-копалки. Попробуем объяснить. Артист словно ни на чем не настаивает. Любые проявления жесткости, давления и агрессии ему чужды. Отходя в сторону и уступая первенство, он порою демонстрирует деликатность такого высокого свойства, что поди поищи. Днем, как говориться, с огнем не обнаружить. В первом варианте "Господина de Мопассана" Игорь играл новеллу "У постели". Это была одна из самых тонких и точных его работ, пример самоотверженного партнерства, исключительно великодушного и трепетного отношения к женщине-актрисе, солирующей в этом сценическом фрагменте. Если существуют роли, отмеченные публикой, и те, что оценивают профессионалы, то здесь артист покорял сердца прежде всего последних.
Умение отказаться от тактически выигрышных вещей ради целого, ради стратегического замысла спектакля - тоже из присущих Игорю редких и по-настоящему творческих качеств. Как ни парадоксально, но оно чаще всего свидетельствует о вольной и внутренне свободной, лишенной провинциальных амбиций натуре артиста. Может быть, именно Мопассан с его опасной тягой к бесконечности путешествия, полным отсутствием защитной реакции и спасительных промежуточных остановок по сути близок Баголею. Ими обоими движет чувство и любопытство. А понимание чаще всего останавливает. Страсть к нехоженым маршрутам заставляет человека забывать о себе. В этом смысле забвение - основа творчества. С Игорем рисковать легко, потому что не в его натуре требовать гарантий. И взыскивать процентов в бухгалтерии успеха. Он катастрофически нерасчетлив. Его счета преимущественно внутренние, к самому себе обращенные. Он не избегает ответственности. Потому с ним не бывает страшно. Над страхом ему хочется посмеяться. Что бы таким образом изжить, преодолеть.

Контрольная станция чувств. Ритон
"Сплендидс" Жана Жене - нехоженый маршрут в чистом виде, ни руки театралов не доходили, ни нога ничья не ступала по его затейливым тропам. Интеллектуальные игры на российской сцене приживаются трудно. Исторически это как раз понятно - ума у нас по-прежнему серьезный дефицит. Игровая вакханалия Жене в данном случае так строго структурирована, так основательно продумана, что властно требует соответствия.
Тайнопись Ритона в оставленной нам головоломке Жене из самых сложных. В исполнении Игоря Баголея он предстает красавчиком из популярного мифа о мафии, материализовавшейся девичьей грезой, плейбоем с глянцевой обложки. Неторопливый ленивый ход под сладкий мотив, горящий и одновременно томный взгляд, эффектный поворот, элегантное клацание автоматного затвора, царственная посадка нога на ногу, негромкий, знающий цену своему бархату голос. Такой и прикончит, будете рады, заласкает, замучает. Обывательская тяга к острым ощущениям воплощена в этом призраке силы.
То, как стремительно Ритон обнаруживает сожравшую его с потрохами каверну страха, буквально сбивает с толку. Раньше бы написали: артист своего героя развенчал, или что-то в этом роде. За маской бесстрашного бандита скрывается трус. Да бросьте вы, никто тут за масками не скрывается. Перевертыши Жене демонстрируют вовсе не противоположности свои или значения обратные заданным. Но бесконечную текучесть и непобедимость игровой стихии.
Позволим себе очередное предположение: Баголею симпатична, если не сказать близка, эта невероятная человеческая гибкость и живучесть. Что-то он в них чует свое, неподсудное. Как говорил один поэт: "бессмертья, может быть залог". И ни слова про "бездны мрачной на краю". Всерьез про это нынче может только уж совсем унылый и к движению жизни невосприимчив. Игорь успевает в Ритоне подарить легкую усмешку и красоте, которая спасет мир, и тем кто любит про его собственную красоту поговорить. Пожить все равно никто не даст, хоть наиграюсь всласть - подмигивает он растерявшимся было почитателям предсказуемого.
В пределах игрового пространства Игорь Баголей вообще совершенно беззастенчив. И смел практически до безобразия. Ему в удовольствие истинное поиграть Кощея Бессмертного в детской сказке. Рядом с ним вы не способны ощутить постылого напряга. Он провоцирует чувства стойкие, но абсолютно безответственные. Однако они не улетучиваются, не рассеиваются легким дымком, а проникают. В чем тут дело, поди разберись. Может быть, на самом деле потому, что он поразительно догадлив. Он догадался, например, что слабости человеческие вовсе не пороки и грехи, в которых непременно нужно покаяться, и замаливать, замаливать, мучая себя и других вынужденной аскезой. Он гурман, потребляющий нашу дурь и претворяющий ее в собственные сценические создания.

Контрольная станция чувств. Альмавива
Если вы терпеть не можете дураков, содрогаетесь от одного их появления, считаете, что от них все зло, и норовите нервно и тяжело вздохнуть от очередной смороженной глупости, то бегите мириться с ними на "Женитьбу Фигаро". Граф Альмавива Игоря Баголея так очаровательно, обаятельно и вдохновенно глуп, что собственное глубокомыслие покажется вам лишним и скучным.
Безобидный цыплячий оттенок желтого костюма, вытаращенный глаз звезды немого кино, кокетливая сеточка на волосах, поймавшая единственную мысль, которую он думает, сладострастно ворочающаяся во рту чайная ложечка - он создан оттенять наше благоразумие. Как бы мы иначе узнали, что умны, не будь этого глупца рядом. Игра, в которую играет Игорь, - веселая, заразительная и азартная. Она позволяет подчиниться и расслабиться, потому что точно следует правилам.
Баголей уважает правила. И хорошо их знает. Это знание как раз тот раритет, что укрепляет шаткие театральные опоры. Игорь не презирает нас за наши слабости. И не бежит любви. Он помнит все про невыносимую легкость бытия, но нас, людей, любит, жалеет и щадит. Потому и делает жизнь рядом выносимой.
Я ничего о нем не знаю. Кроме того, что он такой один.

"Саратов СП" 4 апреля 2003, Ольга Харитонова

Игорь Баголей "Люблю быть неожиданным"

Игорь Баголей - один из ведущих мастеров сцены саратовского театра Драмы. В конце прошлого года ему было присвоено звание заслуженного артиста России. Чтобы увидеть Игоря Баголея на сцене, приходите на спектакли "Новый американец", "Сплендидс", "Неугомонный дух", "Завтрак у предводителя" ... А 6 апреля на радость поклонницам в театре состоится бенефис артиста.
- Говорят, что люди идут в актерскую профессию, чтобы избавиться от застенчивости. Это так?
- Я считаю, что в этом есть доля правды. Вообще-то, я человек очень стеснительный и робкий. Многие вещи мне давались и даются с трудом. Моя дочка в этом очень на меня похожа. При всей своей эпатажности, наступают моменты ,когда она тоже какие-то вещи стесняется делать. Наверное, это какой-то заданный мною генетический код.
- Она любит смотреть спектакли с вашим участием?
- Рита относится ко мне довольно критично. Иногда она говорит: "Папа, ты сегодня был такой смешной". И я понимаю, что это не в хорошем смысле. Она хочет, чтобы зрители меня воспринимали как героя, и она могла мною гордиться. А тут вдруг я выхожу и играю какого-нибудь смешного или пьяного человека.
Хотя сейчас многие вещи она стала понимать, а раньше воспринимала все очень остро.
- У вас есть любимая роль?
- Я не могу назвать какую-то конкретную. Конечно, пытаюсь проанализировать и что-то для себя выбрать. Но это очень сложно.
Просто есть роли, которые дают тебе вдохновение и чувство полета. Тогда ты можешь управлять и ею, и зрительным залом. Ты можешь поворачивать такую роль, показывая все ее грани. А есть роли, которые не вызывают чувство творческого удовлетворения. Может быть я в этом виноват, а может быть просто какое-то несовпадение, внутреннее отторжение.
- В "Новом Американце" играете роль Сергея Довлатова. Насколько его сам писатель и его произведения вам близки?
- Мне мои друзья все время говорят: "Довлатов - это ты. Твой характер очень близок к нему". И я с этим согласен.
Вообще, я очень люблю Довлатова. Но мне больше нравятся произведения, которые он написал еще в России. Они нам ближе, чем те, которые он написал в Америке. Там чувствуется тоска по ушедшей жизни, и уже нет тех "специй".
Я обожаю этот спектакль и эту роль. Я просто в ней купаюсь. Она "приросла" ко мне и стала родной.
- А какая роль была для вас самой сложной физически?
- Наверное, роль Ноздрева в "Брате Чичикове". Это был такой эмоциональный характер, такой взрывной. Мой герой ни секунды не сидел на месте, одна его мысль обгоняет другую.. Это был не человек, а какая-то искра, электрический заряд. Весь его текст можно было сказать только на каком-то определенном "градусе". Поэтому надо было выкладываться до конца: и физически, и эмоционально.
К тому же, по сценарию мне надо было выпить литра три воды. Я понимал, что не смогу этого сделать и проявлял хитрость: пил, обливался этой водой, пускал ее по себе... Когда после своей сцены, я шел по коридору, то меня просто шатало от стенки к стенке. Но, тем не менее, Ноздрева я очень любил и играл его с большим удовольствием.
- У вас, артистов, такая сумасшедшая работа. Что вам необходимо для душевного спокойствия?
- А мне не нужно никакого душевного спокойствия. Скучно будет.
- Согласна. Тогда скажите, отчего вы получаете удовольствие в жизни?
- Когда я переступаю через свою стеснительность. Очень люблю быть неожиданным и удивлять окружающих. Чтобы они потом сказали: "Ага, ты можешь быть и таким. Мы от тебя не ожидали". Люблю быть неожиданным даже для себя. Очень хорошо, когда это еще видят и те люди, от которых зависит твоя творческая судьба.
- Вы играете в большинстве спектаклей Антона Кузнецова, главного режиссера театра. Какие у Вас впечатления о нем, как о режиссере и как о партнере?
- Как актера, я узнал Антона Валерьевича давно. Это было в спектакле театра АТХ "Эмигранты" по Мрожеку. А сейчас мы играем с ним на одной площадке. И я вижу, с каким желанием и радостью он работает. Как он готовится к спектаклю, как волнуется.
Я думаю, что он очень сильный артист, с которым приятно работать. То же могу сказать про него, как режиссера-постановщика. Я очень рад, что востребован у него, как актер. Значит, мы с ним друг друга слышим и понимаем.

Анастасия Нечаева "Телепрограмма" 02 апреля 2003 года

Секс-символ драмтеатра часто влюбляется и иногда робеет

Игорь Баголей - предмет женских вздохов, восторженных взглядов прекрасной половины человечества. В этом сезоне все у актера Театра драмы (тьфу-тьфу-тьфу) складывается - недавно он стал еще и господином де Мопассаном в одноименном спектакле. Помимо прочего, Игорь был назван некоторыми работницами театра "идеальным мужчиной". Последнее "ах!" женщины издали, когда Игорь появился на сцене в новой роли - Кощея Бессмертного. Ваша покорная слуга воспользовалась случаем и поговорила "за жизнь" с актером, ставшим для многих женщин предметом тайных воздыханий.

- Игорь, тебе часто говорят о внешнем сходстве с Машковым?
- Не часто, но говорят... Я из-за этого особо не переживаю. Ведь не только я на него похож, но и он на меня, правильно? Еще мне говорят, что и на Гаркалина похож, и на героя какого-то американского мистического сериала. Я очень спокойно к этому отношусь - лицо такое, можно найти сходство со многими людьми.
- Тебя считают не только "секс-символом" Театра драмы, но и многие приходят специально на спектакль "с Баголеем".
- Про секс-символ от тебя впервые слышу, а то, что "на меня" приходят... Я не настолько тщеславен, чтобы меня это сильно грело. Актерская профессия - вещь непредсказуемая: сегодня пан, завтра пропал. Каждый день нужно доказывать свое право выходить на эту сцену, как банально это ни звучит. Если честно, то я перед каждым своим выходом волнуюсь, как в первый раз.
- Как встретил 2000-й год?
- С друзьями, шутками, прибаутками. Мы писали на бумажках пожелания, потом поджигали. Плохое оставляли в прошлом году, а пепел от хороших бросали в бокал с коньяком и выпивали - на счастье.
- Ты веришь в чудеса?
- Да. Сидели однажды на кухне, и вдруг у нас начали двигаться чашки. Мы ахнули. Потом я уже понял, что когда кипяток наливаешь в чашку, то происходит какая-то реакция и она может двигаться по скользкому столу... Конечно, мы иногда обьясняем некоторые явления их связью с потусторонними силами, но иногда у меня появляется такое ощущение, что меня по жизни кто-то ведет за руку.
- Сложно было отделаться от стереотипов, играя роль Кощея?
- В сказке у Кима сам Кощей немного другой, современный. Это человек, который обрел все. И он почему-то надеется, что где-то еще живут честные, хорошие люди. Он - не злодей, каким его обычно считают. Просто этот человек уверен в себе и потому спокоен.
- Игорь, ты в детстве любил смотреть сказки?
- Очень. Я был просто телеман. Мне мама рассказывала, что когда я совсем маленький был, мы зашли в магазин, где продавались телевизоры (они только в продаже появились). Она увидела, как я смотрю на экран с открытым ртом, они с отцом наскребли денег и купили телевизор. Я смотрел сказки и верил в то, что это было на самом деле, по-настоящему.
- Сказки обычно заканчиваются свадьбой. На твой взгляд, что случается потом?
- "И жили они долго и счастливо и умерли в один день". Хочется верить в светлое, я - оптимист. Скучно жить и неинтересно, если в добро не веришь. Мне в последнее время везет на хороших людей.
- Ты азартный человек?
- Да. Азарт мне присущ, так же, как и Кощею. Я очень люблю в карты играть, в шашки, шахматы и в нарды. (Кстати в последние режутся все поголовно актеры, - кор.)
- Если бы у тебя была волшебная палочка, что бы ты загадал?
- Для себя - хорошего настроения (мой показатель, что все в порядке), а для других - быть добрее и терпимее друг к другу.
- С твоей внешностью нужно героев, а не Кощея играть!
- А разве Кощей не герой? Мне, наоборот, повезло в театре, я играю и героев, и злодеев. Играть только положительные роли скучно. Получается, что на тебе штамп поставили "герой". Я ведь сколько подлецов играл - и в "Падении Рима", и в "Крематоре", и ко мне зрители подходили и говорили: "Вы такого замечательного злодея сделали!" Подлеца сыграть гораздо сложнее, чем просто носить свое лицо по сцене.
- Как складываются твои отношения с женским полом?
- Я очень влюбчивый. Мне приятно смотреть на женщину, разговаривать с ней. Но не скажу, что я из породы ловеласов, наоборот, я человек достаточно скромный.
- Игорь, как жена (Любовь Воробьева - артистка Театра драмы) относится к твоей влюбчивости?
- Она все понимает. Люба знает, что я ее люблю. И потом я же не о сексе говорю, а о влюбленности.
- Нарисуй твой женский идеал.
- (Восторженно) Женщина - это ноги, грудь, лицо, волосы. Женщина должна быть женщиной и чувствовать себя ею. Определенного типа у меня нет. В каждой женщине можно найти что-то привлекательное.

Юлия ПЧЕЛИНА, Местное время

автограф для артклуба
avtograf