Н РЕЮРПЕ

Женитьба Фигаро

Пьер-Огюстен Бомарше
комедия

Перевод
Н.Любимов
Премьера состоялась
24.05.00
Постановка
И.Коняев (С.-Петербург)
Сценография
О.Герр (С.-Петербург)
Хореография
А.Зыков
Художник по свету
Д.Крылов
Музыкальное оформление
Ф.Аронс

Действующие лица и исполнители

ГРАФ АЛЬМАВИВА, ВЕЛИКИЙ КОРРЕХИДОР АНДАЛУССИИ Игорь Баголей; Сергей Сосновский
ГРАФИНЯ, ЕГО ЖЕНА Эльвира Данилина
ФИГАРО, ГРАФСКИЙ КАМЕРДИНЕР И ДОМОПРАВИТЕЛЬ Антон Кузнецов; Антон Афанасьев
СЮЗАННА, ПЕРВАЯ КАМЕРИСТКА ГРАФИНИ И НЕВЕСТА ФИГАРО Наталия Яковлева
МАРСЕЛИНА, КЛЮЧНИЦА Людмила Гришина
АНТОНИО, САДОВНИК, ДЯДЯ СЮЗАННЫ И ОТЕЦ ФАНШЕТТЫ Владимир Аукштыкальнис
ФАНШЕТТА Ольга Милованова
КЕРУБИНО, ПЕРВЫЙ ПАЖ ГРАФА Дмитрий Смирнов
БАРТОЛО, СЕВИЛЬСКИЙ ВРАЧ Виктор Мамонов
БАЗИЛЬ, УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ Валерий Емельянов
ДОН ГУСМАН БРИДУАЗОН, СУДЬЯ Сергей Сосновский; Игорь Баголей
ДУБЛЬМЕН, СЕКРЕТАРЬ СУДА Валерий Ерофеев
СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ Олег Клишин
СЛУГИ, КРЕСТЬЯНЕ, КРЕСТЬЯНКИ
Любовь Воробьева
Олег Клишин
Константин Милованов
Светлана Москвина
Андрей Седов
Лариса Уварова
и др.


ФИГАРО ТУТ, ФИГАРО ТАМ. ФИГАРО ЗДЕСЬ!

Это был действительно безумный день! Но этого дня ждали. Премьера спектакля "безумный день, или Женитьба Фигаро" состоялась. Успех полный! По-другому не скажешь. Временами казалось, что это лучшая постановка в драме,

Прекрасная игра актеров, своеобразные декорации- все было воспринято зрителями на "ура". Неподражаемый Баголей в роли графа Альмавива, новая, совершенно неузнаваемая, но все равно прекрасная Данилина в роли его жены. Не обошлось и без Наташи Яковлевой (она играет Сюзанну), Димы Смирнова (Керубино), Оли Миловановой (Фаншет-та). Все они замечательно справились со своими ролями. Что уж говорить о Людмиле Гришиной, Сергее Сосновском, Владимире Аукштыкалнисе. Они были просто великолепны! А в роли Фигаро (это был шок!)-художественный руководитель драмы Антон Кузнецов. Это обстоятельство произвело на любителей и почитателей театра большое впечатление. Поэтому первым моим вопросом, который я задала Антону, был:

- С чего все началось?

- Началось все с предложения Игоря (Игорь Коняев, постановщик - корр.). Он собрался ставить "Женитьбу Фигаро", но с условием, что я сыграю главную роль. Уговаривал он меня достаточно долго, так как мне надо было подумать. Это тяжелое дело.. Я не отношусь к играющим худрукам, как Табаков или Ефремов. Несмотря на то, что моя первая профессия - актер, основное - это режиссура. Но я человек азартный. К тому же это замечательная пьеса. Хороший, благодарный опыт примиряет режиссера с актерами. И я согласился на эту авантюру.

- Что Вам показалось наиболее сложным в работе?

- Не знаю. "Женитьба Фигаро" сама по себе глубокая пьеса. Для меня Бомарше так же велик, как Шекспир, Пушкин. Он очень глубокий автор. Гнутому трудно выделить что-то одно. Сложным было все. К тому же спектакль ставили в безумно короткие сроки. Это было тоже тяжело. И все очень хорошо поработали.

- Какие открытия Вы для себя совершили в этой роли?

- Открытий не совершил. Зато много сам себе подтвердил. Бомарше был человек с огромной жизненной энергией и нравственным кодексом. Это был человек дела. А Фигаро - фигура во многом автобиографичная. И эта пьеса во многом подтвердила мою жизненную позицию. Нужно не бояться, а делать. Не надо думать, как изменить жизнь к лучшему, надо ее менять. Необходимо рисковать в хорошем смысле слова. Это подтверждение моей внутренней позиции.

- А чем Вам близок Ваш герой?

- Жизненным оптимизмом. Это странный герой. Народный. Не Гамлет и даже не Чацкий. Близкий воем. Деловой, умный, оптимистичный, любящий.

- Что Вы чувствовали во время спектакля? -- Много удовольствия. Чувствовалось позитивное отношение зрителей, Не было конфликта с залом. Успех состоялся. Зритель: был с нами. Приятно, что нравятся персонажи, декорации. Счастье было полным.

- Сложно было преодолевать в себе режиссера, худрука?

- Нет. С Игорем мы знакомы давно. Часто играли в этюдах друг у друга, в постановках. Так что здесь полное доверие. А худрук с актером во мне не конфликтовали.

- Увидим ли мы Антона Кузнецова в какой-нибудь еще постановке?

- Не знаю. Это очень сложное дело. Требует много энергии. Пока я буду играть Фигаро. А в театре достаточно хороших актеров.

С Антоном Кузнецовым беседовала Анна Мухина, Орбита 05-11.06.2000

Безумный миг, день, век...

Напомню, что в Саратовском театре оперы и балета идут "Севильский цирюльник" Россини и "Свадьбы Фигаро" Моцарта. Эти комические оперы в полной мере дают представление об истории молодого простолюдина, умного и изворотливого, как все слуги при господах, оказывающегося в конце концов дворянином. Так что внутренняя готовность зрителей к восприятию "Безумного дня" на драматической сцене была очевидна. Все знают, про что расскажут, поэтому особенно интересовало - как расскажут.

Художественный руководитель театра Антон Кузнецов пригласил для постановки своего коллегу из Санкт-Петербурга Игоря Коняева и в качестве сценографа и создателя костюмов - Ольгу Герр. Почему он сам не взялся за постановку? Потому что играет главную роль - Фигаро. И это было интригующе вдвойне...

Алгеброй поверили гармонию. Сцена - лист из тетради, исчерченная гиперболами и параболами, системами координат. Герои предстают как составные части формул, уравнений, функций и алгоритмов. Ощущение, что доказывается теорема Ферма, так истово, как бы пробуя в каждом новом действии вариант решений, в ярой попытке отыскать-таки правильный ход к доказательству недоказуемого, перемещаются по математическому полотну сцены актеры...

"Компьютерная верстка" спектакля оказывается данью уважения 18 веку, упорно предлагавшему все, в том числе и человеческие чувства вписать в таблицы, схемы, классификации.

Я бы еще сказал, что в этом спектакле много не только алгебраического, но и химического. Было ощущение лаборатории, где за столом для опытов безумный химик смешивает раствор с раствором, в результате чего жидкость в колбе меняет цвет, шипит и, наконец, взрывается, обдавая все окрест волшебным составом, который способен выводить пятна обыденности, превращая заношенные платья наших современников в шитые камзолы и кринолины... Впрочем, камзолы и кринолины на сцене отсутствовали. Даже и стилизации "под Бомарше" в этом смысле не наблюдалось. Вольное обращение с костюмами, в которых смешались фольклорные мотивы, изысканность моды 20-30-х годов нынешнего века, джинсовый стиль, должно были, по всей видимости, подчеркнуть, что история Фигаро перешла в разряд библейских, то есть вечных. Подчеркнуть удалось.

Можем ли мы, да и нужно ли воспринимать Фигаро современником? Антон Кузнецов в этой роли ясного ответа не дает. Поскольку он один из создателей спектакля, то природу своего героя чувствует тоньше, чем её удается показать публике. Сценическая редакция пьесы такова, что она с равной степенью красочности являет его то героем простенького водевиля, то центральным персонажем социальной драмы, то едва ли не политическим трибуном. Это последнее удается благодаря восстановленным монологом Фигаро, обличительным в своем пафосе, посвященном неправедности власть придержащих, богачам, грехом нажившим свои капиталы и так далее. Откровения эти не добавляет, но несколько разнообразит хрестоматийный строй пьесы.

Спектакль отчетливо обозначил актерские полюса в нашем театре. Так случилось, что в нем играют представители трех поколений - мэтры, "звезды" и молодежь.

Первые демонстрируют изысканность игры, вызывают одним своим появлением взрывы аплодисментов и трактуют персонажи привычно, без замысловатости: Марселина (народная артистка РФ Л. Гришина) - манерная и нелепая, но добрая, Антонио - Садовник (заслуженный артист В. Ауштыкальнис) - пьяный, сметливый, простодушный. Дон Гусман Бридуазон, судья (заслуженный артист РФ С. Сосновский) - нелепый, глупый, жестокий.

"Звезды", напротив, стремятся найти новые краски в своих героях. Кто бы мог подумать, что графиня Альмавива, озорная Розина, предстанет претенциозной, вялой, истеричной дамой (Эльвира Данилина), по этой причине и не любимой своим супругом? А сам Альмавива (Игорь Баголей) будет уподоблен гангстеру из классических американских киносаг - с одной стороны, невообразимо опасному для окружающих, с другой стороны - наивному до глупости. И Данилина, и Баголей мастерски, на уровне голосовых модуляций, осознают сущность своих героев - они вряд ли когда-либо простят себе, что в юности влюбились друг в друга. Даже финальное примирение - уловка. Графской чете Альмавива скорее всего нужна передышка перед новыми волнами взаимной неприязни. Гротесково играет (при равной возможности для всех актеров использовать этот прием) свою роль Базиля, учителя музыки, Валерий Емельянов. Клоунское начало роли в том, что Емельянов работает на сцене в рыжем парике, и вообще его облик - яркая пародия на людей богемы, с их ужимками, снобизмом, неуравновешенной психикой.

Младшие чувствуют себя довольно уверенно в окружении маститых артистов. Скажем, Сюзанна (Наталья Яковлева) смотрится на уровне в большей степени из-за партнеров, так как ощущения, что этот персонаж - главная пружина действия (в конце концов, насколько вы помните, Сюзанна даже самого Фигаро обманула), не возникает. Пожалуй, наиболее органичен в роли Керубино Дмитрий Смирнов. Причем подкупает зрителя не смазливость, которую обычно только и демонстрируют артисты, получившие эту роль. Смирнову удается довольно тонко психологически разрабатывать своего персонажа - этакий подросток, на которого свалилось все разом - и игра гормонов, и внимание взрослой женщины, и податливость служанок. Ольга Милованова, которой досталась роль Фаншетты, дочери садовника, вообще-то должна играть дурочку, но время от времени в ней появляются и черты Сюзанны, и черты Розины. И подтекст, что "девчонка далеко пойдет", Ольге Миловановой удалось донести до зрителя.

Антон Кузнецов, разрабатывая со своим театром студийное направление, сознательно уходит от высокопарного академизма. К примеру, пространство сцены сужено, остаются незаполненные пустоты, нарочитая миниатюризация гигантской сценической кубатуры приводит к тому, что масштаб происходящего на ней основательно уменьшается, переходит камерности. У меня не было задачи сравнивать нашего "Фигаро" с другими постановками, но здесь не могу не вспомнить работу "Ленкома" и Марка Захарова. У него "Безумный день" заканчивается пением "Марсельезы" на баррикадах, у нас же тот же, казалось бы безумный день заканчивается исполнением актерской группой веселого танца с фейерверком. Почему? Скорее всего постановочная группа не ставила своей целью поразить глобальностью происходящего, куда важнее для создателей спектакля, чтобы история, придуманная Бомарше была спроецирована на судьбу каждого из зрителей персонально. Публика на эту доверительность откликается. Спектакль нравится. Он смотрится необыкновенно свежо и вряд ли вызовет ожесточенные споры. Хотя такая безусловность в какой-то момент настораживает. Я неоднократно уже писал, что опыт нынешнего художественного руководителя театра позволяет ему синтезировать европейскую и русскую традиции театра. Мне думается, что на этапе "французских сезонов", эта последняя чуть сдает позиции. Впрочем, скорее всего такое положение дел вызвано условиями осуществления уникального проекта. Надеюсь, когда вернутся "русские сезоны", саратовская драма представит истинный национальный театр, самый авторитетный и чтимый в мире.

Владимир Акишин "Саратовские вести"

© 2001-2004 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)