ц ъебъзе

Бешеные деньги

А. Островский

Премьера состоялась 27 апреля 2012
Режиссер-постановщик
- народный артист России лауреат Международной премии им. К.С. Станиславского - Александр Кузин
Художник-постановщик - Юрий Наместников
Композитор - Юрий Симакин
Художник по свету - засл. раб. культуры России Дмитрий Крылов
Помощник режиссера - Ольга Слепова
Звукооператор - Ирина Саурина
Осветители - Геннадий Жадин, Алексей Максимов

Романс "Отворите окно" - Сергей Сушко (слова народные)

Спектакль идет с одним антрактом

Действующие лица и исполнители

Савва Геннадич Васильков, провинциал - Александр Кузьмин
Иван Петрович Телятев, неслужащий дворянин - Андрей Седов
Григорий Борисович Кучумов, важный барин - засл.арт. России Виктор Мамонов
Егор Дмитрич Глумов - Александр Каспаров
Надежда Антоновна Чебоксарова - засл.арт. РФ Евгения Торгашева, Тамара Джураева
Лидия Юрьевна, ее дочь - Наталья Кошелева, Зоя Юдина
Василий, камердинер Василькова - Валерий Ерофеев

Слуги - машинисты сцены

фото - Авдеева Станислава

«Бешеные деньги» - премьера в театре драмы

В минувшие пятницу и субботу на сцене академдрамы прошли премьерные показы постановки спектакля по пьесе Александра Островского «Бешеные деньги». Режиссера Александра Кузина, известного своим скрупулезным отношением к классическим произведениям, театр ждал несколько лет. И не зря.
Зрители увидели комедию, где смеяться приходилось не над комическими гримасами актёров или дешевыми спецэффектами, а над ситуацией, придуманной и мастерски описанной классиком еще в позапрошлом веке. Декорации художник-постановщик спектакля Юрий Наместников сделал соответствующие: воспроизвёл небольшой кусочек старой Москвы.
На встрече с журналистами незадолго до премьеры режиссер предупредил, что не стоит ждать от спектакля переодевания героев в современную одежду. Он отметил, что пьеса Островского совершенно не потеряла актуальности. Ведь и сегодня есть девушки, мечтающие выйти замуж не за мужчину, а за его банковский счет.
Раньше эту пьесу брали в репертуар, если в театре была артистка на характерную роль главной героини, молодой светской львицы Лидии Чебоксаровой (Наталья Кошелева, Зоя Юдина). Сегодня же, по мнению Кузина, гораздо интересней трагедия «нового человека» Саввы Василькова (Александр Кузьмин), который в эту помешанную на деньгах красавицу влюбился, да еще и женился на свою голову. Любовь довела Василькова до разорения. Но он сумел подняться и стал черствым и циничным по отношению к объекту своих недавних юношеских чувств.
Лидию, Лиденьку, первую невесту Москвы, уверенность в том, что бедность - главный порок, привела к распутству. Она готова быть благосклонной к любому, кто оплатит её счета. На деле выходит, что никто из её поклонников - ни пожилой друг семьи Кучумов (Виктор Мамонов), ни блестящий дворянин Телятев (Андрей Седов) - денег, как выяснилось, не имеет. Средства есть у мужа, но он готов принять её обратно лишь на правах экономки.
«Теперь и деньги-то умней стали, все к деловым людям идут, а не к нам. А прежде деньги глупей были. Знаете ли, я недавно догадался, отчего у нас с вами бешеные деньги. Оттого, что не мы сами их наживали», - объясняет накануне описи имущества у себя в квартире Телятев Лиденьке.
И только прохвост Глумов (Александр Каспаров), вышедший в этом спектакле почти демоническим, сумел найти исчезающий вид - бешеные деньги - в лице пожилой дамы без наследников. Но, он как исключение, только подтверждает правило: деньги поумнели.

Мария Алексашина «Газета недели» 02 мая 2012 года

Бешеные и деньги

Современней Островского может быть только Островский. Но Островский, которого делает на сцене вдумчивый и чувствующий современность театральный режиссер. Такой, как народный артист России, лауреат международной премии им. К.С. Станиславского Александр Кузин, который, по его же собственному признанию, пытается «говорить о современности через классические тексты». В Саратовском театре драмы предметом такого «разговора» стала комедия «Бешеные деньги» по одноименной пьесе великого драматурга.
Генеральная репетиция долгожданной вещицы пришлась на вечер четверга, 26 апреля. На главной сцене появился герой актера Александра Кузьмина Савва Геннадич Васильков - неуклюжий, простодушный провинциал с мужицкими замашками, смешной и трогательный одновременно. Именно этого персонажа, характер которого круто меняется, если не сказать, ломается по ходу действия пьесы, Кузин посчитал нужным поставить во главу угла. Его Васильков, несмотря ни на что, уверен в себе и практически несгибаем; даже в тот момент потрясения и душевной слабости, когда он узнает об измене Лидии (Зоя Юдина), он быстро находит в себе силы жить дальше.
Саратовская публика уже порядком изголодалась по классическим театральным постановкам со всеми приличествующими им атрибутами: соответствующим эпохе костюмам и их смене, аутентичному оформлению сцены, музыкальному сопровождению, роковое громыхание которого не превращает сцену в своего рода ущербный танцпол.
Режиссура Кузина, как он сам считает, далека от того, чтобы быть агрессивной. Зрелищность его спектаклям придают не внешние атрибуты, а внутреннее содержание. «Бешеные деньги» Островского, которые теперь «заживут» на саратовской сцене, не оставляют в этом никаких сомнений.
Первое, что бросается в глаза - это удивительная компактность театрального произведения. Даже во время прогона было заметно, до чего отточены и выверены малейшие движения действующих лиц. Кажется, что в этой постановке просто не может быть ничего лишнего. Создается впечатление, что даже предоставленная занятым в постановке артистам театра Виктору Мамонову и Андрею Седову определенная свобода в части построения их персонажей, и та продумана до мелочей. Образы, которые получились в результате у обоих, на редкость выразительные.
Даже трудно представить, что Кучумова, этого пожилого, падкого на удовольствия, не стесняющегося ради «пользы тела» приврать барина, на сцене академдрамы мог сыграть кто-нибудь, кроме Виктора Мамонова. Возможно, такие роли для актера и не новы, зато в них он поистине неподражаем.
Неслужащий дворянин Иван Петрович Телятев которого представил Андрей Седов, понравился зрительской аудитории не меньше. Неунывающий весельчак и балагур, этот персонаж, как ему и положено, без труда сглаживает любые острые углы, которые могут обнаружить себя даже в комедийной коллизии.
Зоя Юдина играет красивую, но избалованную гордячку, воспитанную в том духе, чтобы как можно выгоднее продать будущему мужу себя и свою красоту. До сих пор в некоторых театрах к репетициям «Бешеных денег» приступают только тогда, когда в труппе имеется актриса, подходящая на эту роль.
Для Кузина, однако, по его же собственному признанию, центральным персонажем является отнюдь не Лидия, а Васильков. Его Лидия - ничем не примечательная, статичная героиня. Она мало чем отличается от современных барышень, находящихся в активном поиске супруга-миллионера, и даже к концу пьесы не кажется способной на то, чтобы переосмыслить собственные взгляды.
Столь же непримечательна ее мать, Надежда Антоновна Чебоксарова (Евгения Торгашова). Во многом именно ее усилия привели к тому, что дочь с юных лет научилась отождествлять себя исключительно с товаром на рынке. Самого щедрого покупателя и не менее щедрого владельца девушка дожидалась до двадцати четырех лет и прождала бы еще, если бы семейные обстоятельства не заставили ее срочно обзавестись богатым мужем для покрытия немалых долгов и обеспечения дальнейшего роскошного существования в Москве. Почти случайно этим мужем оказался без памяти влюбленный в Лидию молодой провинциал Васильков. А дальше... Лидия могла бы его сломать, воспользовавшись советом матери, а Васильков и в самом деле мог застрелиться, но тогда история закончилась бы трагически и, в общем, банально. Герой Островского, однако, сумел побороть собственные чувства, так что раздавленной и осмеянной оказалась сама корыстолюбивая светская барышня.
Как и подобает комедии, получившийся спектакль - достаточно легкий и смешной, хотя вызываемый им смех далек от безудержного хохота или сарказма. Это смех, который обычно влечет за собой узнаваемость - ситуаций, характеров, поведенческих схем... Актерская импровизация тоже играет немаловажную роль, но складывается ощущение, что не она поставлена во главу угла. Главное, что своим Островским Александру Кузину удалось и порадовать и удивить саратовскую публику. А чего желать более?

Екатерина Богданова «Богатей» 03 мая 2012 года

Цена любви

В театре драмы размышляют о «бешеных деньгах»
Заполучить в свое распоряжение известного в России режиссера Александра Кузина наш театр драмы пытался давно. «Пять лет мы его ждали и вот наконец дождались» , - не - скрывают радости в театре. Радоваться есть от чего: надежды, которые возлагались на режиссера, полностью оправдались , что само по себе большая редкость. Спектакль «Бешеные деньги» в его постановке по пьесе Александра Островского получился легким, изящным и в очередной раз доказал: нет ничего лучше старой доброй классики. А те новомодные режиссеры, которые считают ее скучной и устаревшей, на самом деле, как в том анекдоте про котят, просто не умеют их «готовить» .
Изящные декорации дворянских усадеб погружают зрителя в атмосферу середины XIX века. Резные кованые скамейки, благородная лепнина на стенах, элегантные шляпки и платья, костюмы у мужчин - все настоящее, со всеми деталями интерьера и стиля, что не может не радовать. В последнее время постановщики аутентичностью сценографии почему - то пренебрегают, предпочитая условность, а зря - это срабатывает далеко не всегда.
В симпатичную, но страшно корыстную барышню, которую играет Зоя Юдина, влюбляется неуклюжий с виду, но добрый, «душа на распашку» провинциал Васильков (Александр Кузьмин) и решает завоевать сердце красавицы и жениться. Он, наивный, еще не знает, что сердца у красавицы нет - ее интересуют только деньги. Запросы у барышни головокружительные, самым большим несчастьем в жизни она считает жизнь в нищете и готова на все, чтобы этого избежать. Причем настолько «на все», что иногда ее даже становится жалко: неужели ради роскоши стоит так себя мучить? Но заботливая мамочка (Евгения Торгашева) ее всячески в этом поддерживает ...
Знакомые главного героя, решив над ним подшутить, пускают слух о его несметных богатствах и золотых приисках, и это становится для дамочек приманкой - Васильков женится. Когда же выясняется, что приисков нет и в помине, брак, который и до этого был формальностью, окончательно распадается. Пытаясь спасти свое положение, героиня Зои Юдиной кидается от одного мужчины другому, но в итоге страшно обманывается - все оказываются финансово несостоятельными, все ее используют и в итоге бросают.
Но самый страшный удар ее ожидает в конце, когда она узнает, что ее муженек, столь ею не любимый, разбогател . Эпизод, когда он весь в белом и темных очках входит к ней с победоносной миной, можно считать кульминационным. Зрители так и рухнули - ай да олигарх ! Режиссер подошел к делу с юмором: спектакль хоть и классический, но темы все вечные и аллюзии вполне современные и легко просматриваются.
Заканчивается спектакль моментом глубоко воспитательным, раскрывать который не будем, дабы не убивать интригу. Но думается, что школьницы, которых нагнали в воспитательно - просветительских целях в тот день на премьеру вместе со школьниками, были впечатлены . Не знаю, будут ли их выводы благородными, решат ли они, что любовь дороже денег, или останутся при модных ныне прагматичных убеждениях. Но надеюсь, что если уж станут они гоняться в своей жизни за олигархами, то будут это делать, по крайней мере, умнее, сто раз отмерив и убедившись, что перед ними уж точно настоящий олигарх. Ну чтобы не опростоволоситься так бездарно ...
В спектакле хорошо просматривается конфликт двух эпох и двух разных исторических классов, характерный для Островского. На смену изящным бездельникам, прожигающим жизнь красиво, приходят новые люди - дельцы, умеющие зарабатывать и экономить. В спектакле их приоритет очевиден, потому что главный герой оказывается еще и привлекателен по - человечески. Но и симпатии к столичным мотам режиссер явно не скрывает: они не слишком закомплексованы, зато умны, изящны и легки на подъем. И к жизни относятся тоже легко и изящно. Эту троицу блестяще играют актеры Андрей Седов, Александр Каспаров и Виктор Мамонов. Смотреть на них одно удовольствие, да и самим им играть в этом спектакле явно нравится. Оттого он и смотрится на одном дыхании. Крепкий, энергичный, со вкусом сделанный спектакль для детей и взрослых . Классика жанра.

Елена Балаян «Взгляд» 03 мая 2012 года

Смирительная рубашка для бешеных денег

В который раз удивляешься гению драматурга Александра Островского: русские нравы предугаданы им на века вперед
После окончания спектакля искренне, может быть, впервые за последние годы, хотелось кричать «Браво!» артистам, режиссеру, художнику по костюмам, рабочим сцены - всем. Браво театру, вернувшемуся из сумеречной зоны экспериментов и поисков новых форм на привычную стезю русского психологического театра: яркого, глубокого, тонкого, захватывающего. Русская классика, «Бешеные деньги», держит в напряжении почти три часа, и хочется длить и длить этот урок нравственного совершенствования для зрителей.
Режиссер-постановщик из Ярославля Александр Кузин во всем следует за Островским. Комедия так комедия, только добавил мастер водевильной стихии, отчего возникла легкость необыкновенная, вихри по сцене в темпе галопа...
Артисты находятся в движении непрестанном. И в этой мушиной толчее перед светящейся лампой проявляется сущность персонажей - мелких, пустячных дармоедов, прикрывающихся благопристойными манерами, франтоватыми костюмами, выспренними речениями. Попить-поесть, сорвать куш, оговорить, растратить казенное, блеснуть фальшивым золотом, пустить пыль в глаза - цель и единственное осознанное желание. И всегда, всегда нужны деньги, легкие, шальные, бешеные, берущиеся ниоткуда и проваливающиеся неизвестно куда.
На этом фоне появление человека, который пожелал жить честным трудом, выглядит нелепостью, пугающей странностью, чудачеством. Зачем трудиться? Хватай, обманывай! Савва Геннадич Васильков (Александр Кузьмин) однако находит в себе силу и волю на соблазн не поддаться. По рублю, по сотенной бумаге собирает он свой капитал.
Более того, этот провинциал еще и чувства серьезнейшие испытывает - влюбляется в Лидию Юрьевну Чебоксарову (Зоя Юдина), красавицу москвичку из центровых. Наивный, он ждет ответных чувств. И от кого! От юной хищницы, которой нужен только капитал, чтобы жить на широкую ногу. Поэтому и интерес к его персоне проявляется только тогда, когда проносится слух: Васильков - миллионщик, имеет золотые прииски. Тогда и завертелось: свадьба, заплаченные мужем долги. Ах, какое трагическое разочарование ждет Чебоксаровых, когда мать (заслуженная артистка РФ Евгения Торгашова) с дочерью узнают, что Васильков живет от своих трудов. И как обрадовались разыгравшейся драме ухажеры Лидии Телятев (Андрей Седов), Кучумов (заслуженный артист РФ Виктор Мамонов) и Глумов (Александр Каспаров).
Эта троица в спектакле - воплощение пустого московского шика. Чтобы подчеркнуть вздорность и никчемность персонажей, режиссер вменил им смешные позы и жесты фатов, опереточных героев. Но блестящая игра актеров позволяет зрителям в этом внешнем лоске различить жестокие, мелкие, уродливые душонки.
Впрочем, не все так жестко, и не со всеми. Иван Петрович Телятев, признавая свою безнравственную сущность, предстает все-таки в благородном свете. Он и в яму идет за растрату, осознавая: за грехи и пороки нужно платить. Но это, скорее, лирическое отступление, слабина драматурга, которому совсем не жаль своих искрящихся и лопающихся, как пузырьки шампанского, героев.
Разве что иной человек, капиталист новой формации Васильков, вызывает у Островского восхищение: этакий цельный монолит, фундамент зарождающихся социальных отношений. Но мало кто из современников может оценить его по достоинству, разве что камердинер Василий (Валерий Ерофеев), еще один тип делового человека, поднимающегося с самых низов.
В финале Островский заимствует интригу у шекспировского «Укрощения строптивой». Ушедшая от мужа Лидия вместе с маменькой погрязла в долгах и готова идти в содержанки. В отчаянии она умоляет о помощи разбогатевшего Василькова, и тот соглашается, но с условием: на перевоспитание женушка отправится в деревню, коров доить. Такая вот смирительная рубашка для бешеных денег.
Ансамбль актеров, занятых в спектакле, блестящий. Для многих из них эта работа этапная, знаменующая переход к возрастным ролям. Режиссер открыл нам новые блестящие качества Александра Кузьмина, мощным спуртом вышедшего в премьеры. Необыкновенно хорош Андрей Седов, тонко вычерчивающий рисунок роли, с полутонами, с какими-то глубочайшими душевными синкопами. Александр Каспаров, сбросив вериги Гамлета, здесь по-своему отвечает на вопрос «Быть ли не быть?», всячески - зубами, ногтями - цепляясь за материальное благополучие, предавая, интригуя, обманывая. В этом он действительно Глумов, глумящийся над человеческим достоинством. И такой неподражаемый Виктор Мамонов, нашедший свой ход для создания образа Кучумова, - эта его картавость, умильное личико, распутные ручки, вся фигура сладострастника-подкаблучника органичны и узнаваемы.
А женщины в спектакле страшны в своем презрении к человеческому участию, неприятии искренности и доброты, готовы по трупам идти к золотому трону. И получают по делам своим.
Сценографию спектакля блистательно сработал художник Юрий Наместников. Одеты персонажи в стиле времени: английское сукно сюртуков, атлас и кружева женских нарядов, галстуки и даже обувь отражают вкусы московской знати второй половины XIX века. Александр Кузин буквально выстроил на сцене ощущение роскоши: шикарная обстановка комнат, кресла и кровати с дорогой обивкой, артисты смакуют виноград, шампанское наливают в настоящий хрусталь, столы сервируют фарфором - когда героиня бьет тарелку об пол, та разлетается с характерным звоном. Это спектакль без условностей. Здесь все настоящее, как в жизни.

Владимир Акишин «Саратовская областная газета» 15 мая 2012 года