Валерий Ерофеев

Учебное заведение
Саратовское театральное училище им.И.А.Слонова
Мастер
Банников Г.П., Белякова Р.И.
Год окончания
1979
Театры и режиссеры
Саратовский академический театр драмы - К.М.Дубинин, Ю.Копылов, А.И.Дзекун, А.В.Кузнецов, И.Г.Коняев, Е.Черная, М. Глуховская, Ансар Халилуллин
Важные роли
Кокто "Ужасные родители" Мишель;
Кондратьев "Отпуск по ранению" Володька Канаев;
Платонов "14 красных избушек" Антон Концов;
Булгаков "Белая гвардия" Шервинский;
Коуард "Неугомонный дух" доктор Бредман;
Бомарше "Женитьба Фигаро" Дубльмен;
Лопе де Вега "Изобретательная влюбленная" Финардо;
Островский "Мечтатели" Бакин;
Тургенев "Завтрак у предводителя" Суслев;
Островский "Ловит волк - ловят и волка" Стропилин;
У. Шекспир "Гамлет" Вольтиманд, второй могильщик (2008);
Уильям Сароян "Лучшие дни нашей жизни" Маккарти (2008);
Майя Береговая"Гонза и волшебные яблоки" - Дед Габадей (2008);
Сергей Медведев "Парикмахерша" Александр (2011);
А. Островский "Бешеные деньги" камердинер Василькова (2012);
Работа в кино, на телевидении, радио, эстраде
т/ф "Хлеб - имя существительное" реж.Никулин, Михайлов
Место работы
Саратовский государственный академический театр драмы


С совестью в ладу

Даже сыграв более 70 ролей, актер театра драмы Валерий Ерофеев не удовлетворен своей творческой карьерой
На своем красном скутере он каждый день ездит из Солнечного поселка в театр драмы. Яркий, стремительный, энергичный, не такой, как все, конкретный и честный, свободолюбивый и независимый, не приемлющий условности, любящий жизнь и лишенный какой-либо двойственности. Он несется по жизни, радуясь каждому дню. Ему хочется открывать что-то новое и непознанное. Ему всегда не больше 25. А ведь совсем недавно, 27 сентября, он отметил свое 50-летие. Знакомьтесь: наш сегодняшний герой актер академического театра драмы им. Слонова Валерий ЕРОФЕЕВ.
- Валерий Александрович, во-первых, с прошедшим вас. Как отметили юбилей?
- Юбилей хотелось отметить по полной программе. Сделать, например, бенефис. Начиналось бы, допустим, все с того, как я выхожу на сцену в компании полуобнаженных девушек, танцую с ними, они меня раздевают, оставляя на мне только шляпу... А чего вы смеетесь? Это номер из моей шоу-программы, когда я работал в ночном клубе «Золотой скарабей». Денег все время не хватало - актерам платили мало, а нужно было поднимать на ноги двух сыновей. Вот и брался за любые предложения. Днем репетиции в театре, вечером - спектакли, а ночью - шоуменство.
- Говорят, работа в ночном клубе - не сахар...
- Да. Это сплошной экспромт, все на импровизации. Надо общаться с публикой, отвечать на их реплики - не всегда лицеприятные. Помню, как-то раз в 90-е в гримерку заваливаются малиновые пиджаки, а мы уже отработали свою программу, шел второй час ночи. Мол, мы только приехали так что давайте начинайте все сначала. Мы им объясняем, что все уже устали, рабочий день закончился. Но парни были настойчивые. Положили на стол пачку долларов... В общем, пришлось всю программу повторять заново. ...А возвращаясь к юбилею, хочу сказать, что провести празднества с размахом так и не удалось. В театре все готовились к премьере... Было не до того... Но зато есть к чему стремиться.
- Вы вообще по жизни оптимист и весельчак, я смотрю. Наверное, с детства знали, что будете артистом.
- Самое интересное, что нет. Кем я только не хотел быть - и военным, и учителем, и архитектором. Моим самым любимым школьным предметом было черчение. Я за весь класс чертежи делал! А вообще я был отличником. Круглым. Когда я пришел поступать в театральное училище - члены приемной комиссии, посмотрев на мой аттестат, не поверили, что я пришел к ним поступать: «С таким аттестатом в любой вуз с руками и ногами возьмут, а он пришел в театральное?!» А я просто приехал в Саратов (мы жили в Балакове) из праздного любопытства - дай-ка попробую поступить. И поступил. Проучился и, выпустившись из училища, я был сразу же зачислен в труппу нашего театра тогда еще имени Карла Маркса. Это было в 1979 году. 30 лет назад... А осенью 1981 года меня, можно сказать, прямо со сцены забрали в армию.
- Где служили?
- Сначала меня направили в ракетные поиска в Свердловскую область Я тогда дурака свалил. Мог бы как актер попроситься куда-нибудь в Самару, в ансамбль песни и пляски. Но нет, решил все по-честному делать. Хотя жизнь, как говорится, все расставила по своим местам. Благодаря уже приобретенной профессии службу я сразу начал в Доме офицеров. Был и художником, и организатором всех концертов, и главным исполнителем... Как-то раз приехал к нам на гастроли ансамбль песни и пляски «Красная Звезда» Московского военного округа. Увидел меня один из их руководителей, подозвал и говорит: «У нас проблема - уволили нашего конферансье. Умеешь стихи читать?» А уж на стихах я навострился, пока в Доме офицеров служил - там столько патриотических произведений выучил, к каждому событию что-то новое. Так вот, дали мне текст. Я говорю: «Не надо мне бумажек ваших. Я все и так запоминаю». Вышел, продекламировал, прочитал стихи... Всем все понравилось. И они мне говорят: «Мы сейчас едем дальше, в Пермь на гастроли. А вот как вернемся в Москву, тебе пришлем приказ о переводе». Я расстроился: хотели бы забрать, сделали бы это сейчас, стало быть, не подошел... Но нет, весной пришел приказ о переводе. И так я стал конферансье в этом знаменитом ансамбле.
- Поездить, наверное, пришлось?
- Конечно, весь Союз с гастролями объездил. С кем только на одной сцене не выступал! Однажды у нас был концерт в Колонном зале Кремля, выхожу я на сцену, открываю концерт, а следом за мной без объявления выходит Кобзон... И с Пугачевой мы стыковались, и с Толкуновой. Одним словом, есть что вспомнить.
- Не хотелось, наверное, из такой-то «армии» уходить?
- Нет. Меня, наоборот, оставляли на сверхсрочную службу, обещали квартиру дать в Одинцово (там базировался наш ансамбль)... Но на тот момент я посчитал, что оставить свой родной театр будет нечестно. Меня ведь там так провожали! Как сейчас помню, был День милиции, полный зал сотрудников правоохранительных органов. А я играл главную роль в спектакле «Отпуск по ранению». Отыграл, и вот по окончании спектакля выходит на сцену наш директор Константин Константинович Стефанович и объявляет, что, мол, перед вами сейчас играл актер, который завтра уходит в армию... В зале гул, аплодисменты... Короче, так все было трогательно и торжественно. И я думал, что так же все будет и после возвращения... Но жизнь не стоит на месте, и театр - это живой организм... Приехал обратно, а тут все по-другому: новый директор, новый худрук, новые актеры, новое отношение...
В театре у меня были разные периоды, и не всегда выходило так, как хотелось. По большому счету, я не удовлетворен своим творческим багажом за эти 30 лет. Здесь, конечно, я сам виноват. Ну вот не умею я распихивать локтями тех, кто стоит рядом, не умею я подхалимажем заниматься, роли выпрашивать, прогибаться не умею... Очень порой хочется, но не могу я пойти вразрез со своей совестью. Это мой главный «недостаток». Мне бы лишний раз промолчать, а я нет, всю правду-матку выкладываю. Причем тем, кому это делать категорически запрещено. Благ от этого никаких, но зато с совестью своей в ладу!
- Что это вы о грустном? Все-таки около 70 ролей сыграли - это не так уж и мало!
- Да нет, я, конечно же, оптимист! Я радуюсь каждому дню. И так надо жить... Но все равно считаю, что жизнь - штука жестокая. Она все время ставит человека перед выбором, и часто приходиться делать его не в свою пользу...
- Возвращаясь к вашему творчеству: кого же вы так и не сыграли?
- Мечтал сыграть Хлестакова. Это мой герой. Но когда в театре ставили «Ревизора», я был в армии. Очень жалею об этом... Хотел бы сыграть Свидригайлова в «Преступлении и наказании» (в нашем спектакле его замечательно играет Виктор Мамонов). Такой колоритный персонаж - интересный, яркий, многогранный...
- Но ваш Мармеладов не менее колоритен...
- Согласен. Я очень люблю эту роль. Эта «Цыганочка» на столе, например, последний, быть может, танец в его жизни... Роль Мармеладова - это по сути 20-минутный монолог человека, стоящего на краю пропасти... И надо постараться удержать зрительный зал в напряжении и внимании все эти 20 минут. Вчера только играл этот спектакль, ко мне потом многие подходили и говорили: «Молодец! Отлично сыграл!»
- А вообще отдачу какую-то чувствуете от своей профессии?
- Чувствую, конечно. Хотя публика сейчас очень сложная. Например, на «Преступление и наказание» в основном ходят старшеклассники. А Достоевского в школе, на мой взгляд, изучать рановато. Хотя, конечно, необходимо. Когда мы готовились к постановке, мы все перечитывали роман. Я читал и не мог оторваться. Меня продирало до дрожи настолько гениально, проникновенно, захватывающе написано. Ловишь. каждое слово, понимаешь каждый поступок героев. Потому что уже есть опыт и ты знаешь жизнь.
- Вы знаете жизнь, а как жить - вы знаете?
- Нет, не знаю. Знаю только, что нельзя успокаиваться. И еще: в жизни очень важна самоирония! Без нее невозможно... К жизни надо относиться легко. И самое главное -- не надо никому завидовать. Зависть - это очень плохое чувство, с нею жизнь трудна и, извиняюсь за каламбур, незавидна!

Юлия Троць «Саратовская панорама» 14-20 октября 2009 г.

Однолюб Ерофеев

Артист-юбиляр прослужил в родном театре 30 лет
На счету актера саратовской Драмы Валерия Ерофеева около 70 ролей. Главные и эпизодические, они одинаково ему дороги: в каждой оставлена частица сердца и души.
- Я очень счастливый человек, - признается артист, недавно отметивший 50-летие. - Жизнь посвятил любимой работе, о которой мне есть что хорошего вспомнить.
И впрямь, как же забыть, к примеру, постановку «Отпуск по ранению» по Кондратьеву? Именно в ней молодой Валерий сыграл, а на следующее утро... пошел в армию.
- Дело было в канун дня милиции. Театр давал для сотрудников городского РОВД шефский, спектакль. Перед началом его на сцену вышел наш директор и объявил: «Завтра исполнитель главной роли лейтенанта Красной армии Володьки Канаева, актер Ерофеев, уходит в армию». В ответ зазвучали поддерживающие, одобрительные аплодисменты. Служить в те времена считалось делом почетным, да и сидевшим в зале милиционерам не надо было объяснять, что такое гражданский долг. Столько лет прошло с тех пор, а я по сей день помню ту теплую реакцию зала.
Кстати, именно те аплодисменты спустя два года помогли Валерию не «изменить» родному театру. Предложение ему поступило очень заманчивое, однако актер Ерофеев так и не поддался соблазну.
- Все дело в том, что мне выдалось служить в известнейшем ансамбле песни и пляски «Красная звезда». С этим коллективом я объехал пол-СССР: был в Прибалтике, Белоруссии, Украине, на Дальнем Востоке. Выступал даже в Колонном зале Дома Союзов - в концерте, посвященном 60-летию образования СССР, - вместе с Иосифом Кобзоном и другими именитыми артистами. Одним словом, не служба, а одно удовольствие. Да и у руководства я был на хорошем счету. Именно поэтому, когда подошел срок демобилизации, меня стали уговаривать остаться. Даже сулили квартиру в Подмосковье, обещали устроить дальнейшую судьбу.
Ерофеев отказался. Сказал, что его ждут в родном театре. Со дня того выбора прошло около 30 лет, но Валерий Александрович о нем не жалеет. Это вовсе не означает, что жизнь была без задоринки: бывали, говорит актер, и счастливые взлеты, и месяцы простоя и непонимания. Что-то удавалось с первого раза, но попадались и такие роли, над которыми пришлось серьезно попотеть.
- Одна из таких - капитан Шервинский в спектакле «Белая гвардия». Когда мне ее доверили, я был удивлен страшно! Я ведь не красавец, а тут надо сыграть белого офицера, да еще с обаятельнейшими партнерами Игорем Баголеем и ныне покойным Женей Виноградовым. Я реально комплексовал. Эта роль для меня - борьба с собой, которую я выдержал. Спектакль, кстати, получился. Мы с ним, помню, даже победили на фестивале в Киеве.
Есть еще одна роль, о которой Валерий готов говорить часами. Это - Семен Мармеладов в постановке Марины Глуховской «Преступление и наказание».
- Я с удовольствием играю его, поэтому готовлюсь к выходу на сцену заранее. За пять дней до спектакля перестаю бриться, чтобы зрителям первых рядов было очевидно: мой персонаж - опустившийся человек, только что вышедший из запоя. Помогают создать образ гримеры: засаливают мне гелем волосы, рисуют на лице синяки. Жженой пробкой я грязню себе руки, они у Мармеладова не могут быть белыми. Всего 20 минут я на сцене, а перед зрителем проходит вся «моя» жизнь!
Ее актер играет всей душой, поэтому ему приятно, что коллегами это отмечено: еще весной руководство театра выдвинуло «Мармеладова» на «Золотой Арлекин» в номинации «Лучшая мужская роль. Эпизод».
- Кроме меня, за награду борются еще шесть актеров. Кто победит, узнаем в декабре. Церемония награждения состоится в нашем театре. Конечно, мне бы хотелось получить «Арлекина» на родной сцене в год своего двойного юбилея: 50-летия и 30-летия служения Драме. Я однолюб, и не представляю, как можно уходить и возвращаться, всю жизнь я посвятил одному театру. Быть может, мой роман с ним не слишком удачно сложился, но я не сетую, а мечтаю лишь об одном - побольше играть.

Марина Горстка «Время» 19 октября 2009 года

Валерий Ерофеев: "Я по ощущениям - сказочник"

Валерий Ерофеев - артист Саратовского театра драмы. В 1979 году окончил театральное училище и был принят в труппу театра. За годы работы сыграл более чем в 60 спектаклях.
Среди самых запоминающихся работ последнего времени: доктор Брэдман в "Неугомонном духе", Суслев в "Завтраке у предводителя", Бакин в "Мечтателях". Хорош в сказках: Змей Горыныч в "Кто царевну поцелует?", Мельник в "Иване-царевиче"... Страстный футбольный болельщик. Страстный отгадыватель кроссвордов. Гордый отец сыновей-спортсменов.

-Еще в школе я всегда участвовал во всякой самодеятельности. Выступал на всех смотрах и праздниках. Короче говоря, я всегда варился в этой каше. И когда узнал, что в Саратове есть театральное училище, то приехал и сразу поступил. В следующем году будет 25 лет моей работы в театре. Из этих лет надо отнять два года - меня забрали в армию. Но я не могу назвать это время потерянным. Наоборот, эти два года в армии дали мне очень много: как в плане приобретения жизненного опыта, так и опыта творческого.
-Это как?
-Я служил в Москве, в ансамбле песни и пляски "Красная звезда". Был ведущим разных концертов. Наш ансамбль объехал весь Советский Союз: Прибалтику, Украину, Белоруссию... Мы выступали и в концертном зале "Россия", и в Колонном зале Дома Союзов, и во всех Дворцах спорта, и т.д. Только в Кремле не были. Мы попадали в одни программы и с Пугачевой, и с Кобзоном. Вообще, очень интересная у меня была служба. Конечно, осталась масса впечатлений. Дай бог каждому.
-А с чего начаалась ваша жизнь в театре?
-О! Эта была фантастика! Я еще учился, но уже был занят в спектакле "Тихий Дон". И мы поехали на гастроли в Москву, в театр имени Вахтангова. А потом на целый месяц - в Ригу. Для меня это было незабываемое время.
-Ну а когда вы стали уже полноправным артистом? Какая была самая первая роль?
-Когда я только пришел в театр, Александр Иванович Дзекун ставил сказку "Пир горой Винни Пуха". И мне досталась главная роль. Было очень тяжело, потому что спектакль шел в двух составах, а Винни Пух был один. И мне приходилось работать и с одним составом, и с другим. Кровь из носа, а никуда не денешься. Но, несмотря ни на что, я был безумно счастлив. Кстати, это была первая и последняя сказка, которую поставил Александр Иванович. Видимо, потом ему было не до сказок. А тогда он просто хотел этим спектаклем сделать подарок своей дочке, которая шла в первый класс.
-А вы сами любите сказки?
-Очень люблю. Вообще, я по своим ощущениям - сказочник. Наверное, начав в свое время со сказки, я как-то предопределил свою дальнейшую творческую жизнь. Если ставились сказки, то я всегда в них попадал. Когда играешь сказку, надо выкладываться на двести процентов. Ведь дети все чувствуют и понимают. Если артист выйдет на сцену с "холодным носом", то ребенок все поймет и сразу потеряет весь интерес.
-Какой театр вы любите как зритель?
-Ни в коем случае не увеселительный. Я люблю театр, который заставляет думать, критично взглянуть на самого себя и на окружающей мир. Театр должен будоражить душу и сердце.
Мне кажется, что предназначение театра - не увеселение, а врачевание. Здесь, как в церкви, человек должен очиститься и переосмыслить все происходящее.
-Когда вы приходите в театр в качестве зрителя, у вас получается забыть на какое-то время, что вы артист и знает всю эту кухню? Можете смотреть спектакль, как простой зритель?
-Когда я прихожу в театр, то стараюсь забыть, что я профессиональный артист и отработал в театре столько лет. Ведь прелесть зрителя, в том, что он многое не знает. Как все это вариться и из чего рождается спектакль. Зритель приходит, широко раскрыв глаза, и верит всему происходящему, как ребенок.
-Помимо театра вы увлекаетесь футболом. Вы болельщик или сами играете?
-Когда был маленький, то во дворе гонял мяч с ребятами. А болельщиком стал гораздо позже. Только в армии мне раскрыли глаза на футбол, на всю его прелесть. Я уверен, что человечество не придумало еще другой такой же интересной игры. Футбол - спорт номер один. Тысячи смотрят его, сидя на стадионах. Миллионы, сидя у телевизоров. Футбол чем-то похож на спектакль. Но в спектакле, как правило, заранее известен сюжет, развязка... А в футболе все непредсказуемо.
Хотя я сам не играю, младшего сына отдал в футбольный клуб. Он подает большие надежды. Уже который год его выбирают капитаном команды.
-Что, на ваш взгляд, самое важное в актерской профессии?
-Прежде всего - владение этой профессией. Очень важно, чтобы актер был пластичный внутри и готов к любому материалу. Он должен быть ранимым, легким, тонким, чувствительным. А главное - должен уметь слышать и видеть.

Анастасия Нечаева "Телепрограмма", 23 апреля 2003 года

автограф для артклуба

© 2001-2009 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)