Юрий Кудинов

Дата рождения -22 февраля 1962 г

Учебное заведение Саратовская государственная консерватория им.Л.Собинова, театральный факультет
Мастер В.З.Федосеев
Год окончания 1988
Театры и режиссеры
Саратовский академический театр драмы - В.Рыжаков;
Дипломные роли:
Чехов "Вишневый сад" Лопахин;
Галин "Крыша" Йорик (Ю. Звонарев);
Шекспир "Сон в летнию ночь" Деметрий;
"В кольце тишины" Грибов;
В
ажные роли
Театр 88. (1988 - 1989 гг.)
Володин "Кастручча" Понтус; Шекспир "Назовите как хотите" Шут; Коркия "Кремлевский старец" Сталин; "В кольце тишины" Зайцев; Носов "Приключения Незнайки" Незнайка;
АТХ (1990 - 2003 гг.)
Хармс "Почему я лучше всех?" Введенский, Фаол; Козлов "Правда мы будем всегда" Медвежонок; Друк "Шоу- Коллапш" Поэт; Казаков "Незаживающий рай" Истлентьев; Пушкин "Моцарт и Сальери" Пушкин; Попов "Прекрасность жизни" Муж; Достоевский "В ожидании Коровкина" Егор Ильич; Лорка "Когда пройдет пять лет" Старик; Гришковец "Город" Он;
Саратовский академический театр драмы:
Толстой "Кукушкины слезы" Хомутов (2006);
Вырыпаев "Валентинов день" (2007);
Уильям Сароян "Лучшие дни нашей жизни" Джо (2008);
Александр Володин "Пять вечеров" Ильин (2009);
Владение музыкальным инструментом

Работа в кино, на телевидении, радио, эстраде
"Сон господина Экономиди" (1992 г.) Саратовское ТВ, реж. Евгений Крылов
Место работы
Саратовский государственный академический театр драмы


Герой ненашего времени

Актер театра драмы Юрий Кудинов рассказал «Взгляду» о причинах неидеальной любви
Сегодня на малой сцене театра драмы зрители увидят премьеру спектакля «Пять вечеров» по культовой пьесе Александра Володина в постановке Ольги Харитоновой. Сюжет многим известен по одноименному фильму Никиты Михалкова с Гурченко и Любшиным. Мужчина и женщина встречаются .через 17 лет после разлуки. И выясняют, что по-прежнему любят друг друга. Пьеса была написана Володиным в 1959 году, но и сейчас, спустя почти полвека, она остается востребованной. В разное время ее ставили многие московские труппы - от Театра на Малой Бронной до «Современника». Теперь счастливый шанс оценить особенности драматургического таланта Володина выпал и саратовцам
Два года назад наш театр уже брался за пьесу Володина, но худрук Григорий Аредаков спектакль забраковал, и он не вышел на широкую публику. Теперь спектакль переживает свое второе рождение. Об особенностях этого необычного процесса мы беседуем с Юрием Кудиновым (в спектакле он играет Ильина). Бывший актер театра АТХ известен зрителям театра драмы по спектаклям «Кукушкины слезы» и «Валентин и Валентина». В «Валентине» действие тоже происходит в советское время, а сюжет отчасти перекликается с володинским. Герой Кудинова через всю жизнь проносит любовь к женщине, с которой расстался в юности. Очень похоже, что нечто подобное мы увидим и в «Пяти вечерах».
ИСПЫТАНИЕ ЗАГРАНИЦЕЙ
- Юрий, на лицо тенденция: режиссеры охотно зовут вас в спектакли в стиле ретро. Как вам кажется, почему?
- Знаете, в детстве мы играли в такую игру, когда все смотрят друг на друга и пытаются представить, в какой эпохе мог бы жить тот или иной игрок. И я помню; что мои друзья все время отсылали меня куда-то в средневековье, им казалось, что я похож на рыцаря. Наверное, примерно то же самое испытывают и режиссеры, когда распределяют роли. Меня режиссеры давно преследовали на эту тему, говорили, что я володинский персонаж. Причем это были абсолютно разные режиссеры - от Рыжакова, с которым я работал в «Валентине и Валентине» до Харитоновой, с которой работаю сейчас.
- А сами вы ощущаете себя персонажем минувшей эпохи?
- Думаю, да. Мое поколение уже взрослое, и многое в этом времени нам не созвучно. Ловишь себя на том, что все чаще вспоминаешь прошлое и живешь этими ощущениями. Вообще актерская профессия предполагает, что ты все время черпаешь из прошлого. Если ты накопил что-то за свою жизнь, прожил ее интересно, неоднопланово, поклевало тебя немножко в жизни, то это отражается и на профессии, и на твоем лице и на способе твоего существования на сцене. Мне кажется, что именно это интересно и публике.
В определенном возрасте ностальгия по прошлому неизбежна?
- Я бы не назвал это ностальгией. Ностальгия - это Тарковский, в кино он глубже всех угадал это чувство. Я его тоже пережил и знаю отлично. Это когда ты приезжаешь в Германию, живешь там месяц и понимаешь, что все эти прелести, которые там есть, они не твои и тебе не нужны. И вот долгожданный момент: ты переезжаешь эту несчастную польскую границу, и наконец-то утро раннее, открывается тамбур, и ты видишь, как в оранжевой робе выходит дядька, сильно пьяненький. Ты смотришь на него, и первая фраза, которая рождается в голове: «Вот она, Родина!» И нет милее этого дядьки никого на свете.
- Что вы делали в Германии?
- Это были гастроли театра АТХ.
- Одного месяца было достаточно, чтобы понять, как сильно вы любите Родину?
-Да, абсолютно.
- То есть русскому человеку за границу стремиться бесполезно?
- Если он русский. В хорошем смысле. И если это все - родное для него.
- А родное это что - оранжевая роба, нищета и убогость или что-то другое?.
- Оранжевая роба, нищета и убогость - это для людей, которые не любят эту родину. А для меня это не роба, и не убогость, а несколько поколений и несколько слоев земли, которые лежат подо мной. Это людю, которые прожили здесь. Они тоже могли куда-то свалить, но не свалили, хотя им было гораздо труднее, чем нам. Нас искушают на эту тему, но ведь это все смешно: плита такая и плита сякая, телевизор такой и телевизор сякой. Понятно же, что это все будет бесконечно меняться, становиться все лучше и лучше, и гнаться за этим совершенно не интересно.
- А был период, когда гнались?
- Конкретно я, наверно, не гнался, но когда мы в 92-м впервые приехали в Германию, у нас в стране капуста соленая стояла на прилавках, и больше ничего не было. А у меня в ту пору родился ребенок. И мы приехали туда и увидели то, что у нас сейчас в супермаркетах можно увидеть, и, конечно, это был сильный шок. И если бы мне тогда сказали, что это все будет у нас, я бы ни за что не поверил. Но даже тогда, прожив месяц среди всех этих благ, мы поняли, что дома все равно лучше, чем в благополучной, но чужой стране, где ты, несмотря ни на что, был и останешься человеком второго сорта...
ТРУДНОЕ СЧАСТЬЕ
- Давайте поговорим о пьесе. Что вам интересно в ней, что привлекает в роли, какие грани характера?
- Самое интересное в этой пьесе для меня - понять и попробовать на себя принять тот факт, что эти люди пережили войну. Недавно я пересматривал по телевизору «Штрафбат» - смотрел, как Серебряков работает на эту тему, как он берет на себя войну. Мне тоже интересно взять на себя войну, лагеря, которые прошел мой герой. В тексте об этом почти ничего не говорится, но этот человек оттуда, он это все видел и теперь таскает в себе. Пока мы репетировали, я читал много книжек о войне, военная тема меня всегда интересовала. И мне крайне интересны эти люди. И когда мы думали, как решать Ильина, что он за человек, просто неудачник, каким его сделал Любшин, или все-таки нечто другое? Мне показалось, что интереснее всего его делать как человека, который таскает в себе войну, внешне никак этого не выражая. Он абсолютно не идеальный, а в каких-то местах поломанный человек. Но вместе с тем он очень сильный, и он сохранил в себе главное наверное качество - это свободный и живой человек, который умеет любить. Больно, неумело, но умеет.
- Режиссер с военным отягощением героя соглашается?
- Мы с Олей это обсуждали, она немного смущалась, ей казалось, что мы должны в первую очередь говорить о любви. Она боялась, что я слишком уйду в военную тему, углублюсь, буду чересчур смурным. Это еще и свойство моего характера - я склонен к самоуглублению, больше люблю слушать, чем говорить, поэтому такая проблема возникала.
- История любви в пьесе - о чем она для вас? Есть ли смысл через 17, 20, 25 лет после разлуки вновь начинать выстраивать отношения? Или для любви не важно, сколько времени прошло?
- Когда я читал пьесу в студенческие годы, мне казалось, что это идеальная любовь. Потом, когда стали копать, стало понятно, что это совершенно не так. Володин не писал историю об идеальной любви, скорее его интересовали эти люди, которые способны через такой период времени перешагнуть через время и ту боль, которую за это время нажили. Поэтому мы пришли к совместному выводу, что в отношениях Тамары и Ильина в конце должно быть многоточие. Мы так выстраиваем мизансцену, что становится непонятно, остается он на один день, на два, на неделю или на всю жизнь. Но вероятность того, что это все-таки произойдет, что люди были созданы друг для друга, присутствует.
УСПОКОИТЬСЯ И ПОДУМАТЬ
- Вы играете в паре с Алисой Зыкиной. Как складывается ваш дуэт?
- Мне кажется, так же сложно как и в пьесе. Было непросто, мы долго сходились с Алисой - как актеры, как люди. Это не означает, что мы ругались, дрались или что-то делили. Просто мы разные люди, у нас разные взгляды - на жизнь, на профессию; наверное поэтому все было не так гармонично, как хотелось бы. В пьесе есть третий вечер - он самый сложный, когда Ильин предлагает Тамаре уехать на. Север, они-целуются, но она отказывается, и он уходит. Этот вечер совершенно невозможно играть, если не открываться друг перед другом Только когда ты для человека открываешься, и она перед тобой открывается, возникает тепло, которое чувствуют и зрители в зале И вот это тепло очень долго вырастало. Зато эта сцена сразу все подвинула, стала лакмусовой бумажкой наших отношений, поставила все на свои места...
Очень здорово, что Игорь Баголей играет Тимофеева, у него получился если не антипод моего героя, то воплощение всего того чего он не достиг в жизни...
В целом мы не просто пытаемся пересказать историю, а заглянуть в автора и немножко приостановить время. Тогда оно текло гораздо медленнее, люди по-другому существовали, говорили, реагировали, даже чай по-другому размешивали. И вот это доставляет большое удовольствие - возможность оторваться от современного ритма жизни, остановиться, подумать, погрузиться в другой мир. Хотя по сюжету моем герою так трудно, что словами не выразить, и мне как актеру в этой роли тяжелые «фишки» приходится двигать. Наверное, из всего, что я делаю в театре, эта роль будет самой сложной.
- Как вам вообще работается в театре? Довольны ли вы, что сюда пришли?
- Театр течет в каком-то своем русле. Это такая большая река в сравнении с той, по которой я плыл раньше, я имею в виду театр АТХ. Мне в ней все очертания были знакомы и понятны, я даже мог сказать, что будет впереди. Здесь это невозможно, река настолько широкая, что я не вижу ее берегов. Все очень разные и работают совершенно по-разному.
- Помимо театра, чем еще занимаетесь?
- Есть в Саратове такая компания «Аквариус-фильм», которая делает мультики. Недавно она сняла документальный фильм о Тургеневе по заказу телеканала «Россия». Я там снимался в кадре и читал закадровый текст от лица автора. Это была интересная работа, пожалуй , одна из самых интересных за последнее время.
- А почему вы ушли с радио? (Юрий Кудинов долгое время работал на «Радио семь на семи холмах» и радио «Шансон»).
- Я не ушел, меня «ушли», как это обычно бывает в «хорошем» коллективе: ты взращиваешь человека, а потом он вырастает и тебя же увольняет. Я отработал на радио 10 лет, был ведущим и одновременно писал бесконечные ролики, придумывал программы, занимался с ведущими как программный директор. Я интервьюировал многих известных людей - от театралов до рок-музыкантов, и в принципе был бы не прочь заняться этим снова. Хотя сейчас я понимаю, что на самом деле мне гораздо интереснее общаться с Игорем Баголеем, Алисой Зыкиной и Ольгой Харитоновой, чем с тем же Макаревичем. Интереснее и приятнее...

"Взгляд" 12-18 ноября 2009 г

Через тернии – к драме

«Авантюра» экс-артиста АТХ

Как и у всякого творческого человека, у Юрия Кудинова несколько ипостасей . Саратовские театралы знают его по легендарному театру АТХ, любители FM - диапазона - как популярного ведущего, много лет работавшего сразу на нескольких местных радиостанциях под псевдонимом Николая Гагарина. Летом прошлого года Кудинова приняли в штат театра драмы им . Слонова . О подробностях актер рассказал «НВ» накануне премьеры нового спектакля, в котором играет.
Если бы лет эдак 10 назад Кудинову или любому другому «атэховцу» сказали, что они будут работать в драме, те бы, наверное, не поверили. И это понятно, ведь АТХ был «эксклюзивным» театром, не похожим ни на какой другой. Его распад стал для актеров настоящей трагедией:
- В последние годы я чувствовал, что театр «уходит», мы все это чувствовали, - вздыхает Юрий. - Со временем Иван (Верховых, режиссер АТХ, - авт.) все меньше интересовался нами и все больше студийцами. Не потому, что он в нас разочаровался. Скорее мы сами стали отходить от театра и от Ивана. Я сам лично отказался от главной роли в Ибсене просто потому, что мне это было неинтересно. О причинах этого охлаждения в двух словах не расскажешь...
Где бы мы ни работали, АТХ всегда был для нас семьей, тылом. Классно было знать, что у тебя есть АТХ и приходить с этим ощущением на радио. Когда театра не стало, я оказался в пропасти. Это был период колоссального внутреннего одиночества и холода, который длился довольно долго. Сейчас я пытаюсь обрести новую семью, и, кажется, мне это удается...
Поначалу все шло непросто:
- Я очень боялся прихода в этот театр, такой академический и большой. Репертуарный театр-конвейер, в котором нет творчества, а есть только сроки, - так мне казалось. Надо быть актером, чтобы понять, что значит прийти в огромный сложившийся коллектив, к тому же из какого-то «непонятного» театра АТХ, к которому многие «академические» актеры до сих пор относятся снисходительно. Когда я пришел, отношение ко мне было примерно такое: ну, мол, давай попробуй, что такое настоящий театр! Я понимал, что это мой билет, - либо я его вытягиваю, либо нет. Была очень сложная притирка. Но потом барьеры потихоньку стали исчезать и я понял: надо работать, остальное приложится...
Постепенно жизнь стала налаживаться. Оказалось, что у академического театра есть свои неоспоримые преимущества перед студийным. Кудинова поразило, как здесь организован актерский быт: не надо готовить себе реквизит, таскать за собой половик, не надо бегать с фонарем - актер может спокойно заниматься пьесой...
После смерти АТХ Юрий оказался фактически единственным из всей тамошней братии, кто отважился на продолжение актерской карьеры. Остальные артисты занимаются кто чем. Аля Афанасьева работает на радио, Елена Блохина и Евгения Калининская взяли шефство над детским домом, Инга Монаенкова и Виталий Скородумов - в Москве, снимают документальные фильмы на киностудии «Державная». Исключение составляет, пожалуй, одни Иван Верховых - Он стал режиссером в театре Петра Фоменко.
Это, впрочем, не мешает «атэховцам» поддерживать приятельские отношения:
- Как-то в Саратов приехал Виталик Скородумов, мы не виделись с ним года два. Что это было за встреча, невозможно рассказать! Мы надышаться друг на друга не могли, два дня не расставались! - вспоминает Кудинов.
Дебют Юрия в драмтеатре - роль в комедии «Кукушкины слезы» калужского режиссера Александра Плетнева. Сейчас актер готовится к новой премьере - спектаклю «Валентинов день» по пьесе Ивана Вырыпаева. Ее ставит на саратовской сцене московский режиссер Виктор Рыжаков, в ролях, кроме Кудинова, - звездная Валентина Федотова и не менее звездная Римма Белякова.
- Я, конечно, вижу колоссальную разницу между тем, чем я всю жизнь занимался в АТХ, и тем, что вижу здесь. В АТХ у нас не было жестких сроков сдачи, поэтому мы делали спектакль столько, сколько нам хотелось, сколько он сам рождался. Это был естественный и гармоничный процесс - процесс накопления творческой энергии, который и давал тот воздух, то обаяние, которое всех пленяло. Мы ставили не пьесу, мы ставили Автора. Если это был Достоевский, мы читали его всего. Если Попов, мы ехали в Москву, общались с ним, он приезжал к нам и т.д.
Здесь сроки сдачи спектакля - полтора месяца. Это насилие над собой, иначе просто не скажешь. С другой стороны, пожалуй, то, что делает сейчас Виктор Анатольевич (Рыжаков, - авт.), наиболее тяготеет к АТХ, и я очень этому рад...- говорит артист
С Беляковой у Кудинова особые отношения. Когда Юрий поступал на театральный факультет, Римма Ивановна по каким-то причинам не взяла его к себе на курс. Теперь, спустя много лет, педагог и ее не состоявшийся ученик наконец-то вместе - играют на сцене страстную любовь! И у Кудинова есть все шансы отыграться.
Сейчас Юрий Кудинов ушел с радио и занимается исключительно театром.
Даже после долгого периода профессионального простоя страсть к актерству взяла верх над «эфирными» увлечениями:
- Поначалу мне было любопытно заниматься радио, и я пять лет с удовольствием вел утреннее шоу без отдыха и перерыва на обед.
Когда-то мне хотелось встречаться с артистами, и я с ними повстречался. Я делал эфир со звездами от Хабенского и Безрукова до Пескова и Земфиры. Но потом я понял, что самые интересные люди - это вовсе не звезды, а те, кто находится рядом с тобой, кто работает в этом театре. Что до звезд, то, уверяю вас, в большинстве своем они не стоят никакого внимания. Разве что за редким исключением...
За свою жизнь Юрий Кудинов сменил множество мест работы. Лет 10 был педагогом в 5-й гимназии, вел там театральную студию. Занимался режиссурой с девчачьим хором в пединституте, был рекламным голосом на радио, ведущим, программным директором, креативным директором, программно-креативным директором...
- Потом мне предложили стать просто директором, то есть уже полностью чиновником. Но я творческий человек, я не могу в этом существовать. Мне все очень нравится - зарплата очень красивая, автомобиль очень классный, но... когда достигаешь определенного потолка, дальше становится скучно.
- И вы с легкостью отказались и от красивой зарплаты, и от классного автомобиля? - спрашиваю Кудинова.
- Нет, не с легкостью, - признается он, - потому что на ту зарплату, которую мне предложили здесь, содержать семью невозможно. Артисту, который работает в современном театре, очень трудно держать гражданскую позицию и говорить о любви, когда у него такая нищенская зарплата. Но это не в обиду нашему руководству - они большие молодцы, делают все возможное. Это отношение нашего государства к культуре, которая загнана в никуда. Но я не жалуюсь - я сам выбрал этот путь...
Сейчас Юрий настолько увлечен работой, что почти не выходит из театра:
- Мне абсолютно неинтересен ни телевизор, ни то, что происходит на улице, а интересно то, что написал Вырыпаев. Параллельно думаю о деньгах. Где бы их взять? (Смеется.) Сериалы не выход. Как только ты попал в «мыло», ты - «мыло», все, в нормальное кино тебя уже не возьмут.
Про «Валентинов день» Кудинов говорит, что по насыщенности и спрессованности это похоже на хорошее кино. По словам актера, спектакль должен получиться жизненным, ведь он - о любви. Вырыпаев на свой лад переосмысливает культовую пьесу Рощина «Валентин и Валентина», которая была очень популярна в 70-е:
- Если Рощин посвятил свое произведение идеальной любви, то Вырыпаев написало любви больной, за которую надо бороться. Театральному зрителю будет очень интересно, на мой взгляд. Зритель, который привык смотреть «мыло», тоже все поймет. Этим пьеса и интересна, что каждый в ней сможет найти что-то про себя...
В «Валентиновом дне» Кудинов работает еще и как ассистент режиссера.
- Что до актерской работы, то она меня откровенно выматывает, - признается Юрий. - Дай Бог каждому молодому актеру побегать по сцене столько, сколько бегаю я. Вчера была репетиция - 100 потов с меня сошло! Теперь вот позвоночник болит, голова раскалывается, а в целом это называется одним словом - премьера...

Артем Соседов «Новые времена» 2-8 марта 2007 г .

 


автограф для артклуба

© 2001-2010 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)