Валерий Малинин

Дата рождения -18 августа 1965 г

Учебное заведение
Саратовская государственная консерватория им.Л.Собинова, театральный факультет
Мастер
Ермакова Валентина Александровна - народная артистка СССР, профессор
Год окончания
1990
Театры и режиссеры
Академический театр драмы - А.Дзекун, К.Дубинин, А.Коваленко, А.Плетнев, М. Глуховская, Ансар Халилуллин; Антон Коваленко (Санкт-Петербург); Сергей Стеблюк (Москва); Даниил Безносов;
Важные роли
А.Платонов «Христос и мы» Саша Дванов (1990);
Фридберг "Арена" Бык;
Т.Уайлдер «Наш городок» Джордж (1991);
М. Чехов "Сказка об Иване-дураке" Иван-дурак;
Мак-Донах "Сиротливый Запад" - отец Уэлш (2007);
М.Себастиан "Безымянная звезда" - Учитель (2007);
Зыков "Владимир Красное Солнышко" Леший (2007);
У. Шекспир "Гамлет" Горацио (2008);
Николай Гоголь "Записки сумасшедшего" чиновник (2008);
Майя Береговая"Гонза и волшебные яблоки" - Пан Пуля (2008);
Бет Хенли "Сердечные тайны" - Док Портер (2009);
Виталий Руснак "Иван-богатырь и Свет-Луна" Злой волшебник; старик-сказочник (2009);
Николай Гоголь "Женитьба" Кочкарев (2010);
Игорь Игантов "Город Ангелов" дядя Саша (2010);
Сергей Медведев "Парикмахерша" Евгений (2011);
Владение музыкальным инструментом
Гитара
Работа в кино, на телевидении, радио, эстраде
Х/ф «Мы ваши дети» - Иван Демидов (Свердловская киностудия, 1987 г )
Телеспектакль «Чевенгур» - Саша Дванов (Центральное телевидение, 1991)
Место работы
Государственный Академический театр драмы им.И.А.Слонова - 1990-1993 гг., декабрь 2006 - настоящее время


Валерий Малинин вошел в одну и ту же воду второй раз. И прекрасно себя чувствует

В минувшем сезоне Валерий Малинин после 14-летнего перерыва дебютировал здесь, на Малой сцене, в «Сиротливом Западе».
Как многие молодые люди, получившие дипломы в начале 90-х, он был вынужден из профессии уйти - нужно было деньги зарабатывать. Мало кто при этом к первоначальному своему занятию возвращался.
- Скажи, Валера, а зачем ты вернулся?
- Тоска привела. Скучно стало. Знаешь, как у нас в «Безымянной звезде» говорят: одни и те же люди, одни и те же жесты...
- Но если от скуки бежать, сегодня повеселее места можно поискать, чем театр.
- А мне-то искать зачем? От добра добра не ищут. Здесь учился, здесь работал. Никуда от этого, как выяснилось, не денешься. Здесь все моё.
- Валентина Александровна Ермакова, у которой ты учился, была педагогом довольно жестким. Твоей человеческой мягкости трудно приходилось рядом с ней?
- Она наш курс приняла и полюбила сразу. Щипала, щипала нас, конечно, чисто профессионально. Но главным была работа, работа, работа. Как пошло с самого начала, так и до выпуска. Никогда не было у меня с нею ни малейшей конфронтации или трений каких-то. С мягкостью моей Валентина Александровна не боролась — она просто умела сделать меня таким, каким для роли нужно: Быка в «Арене», или Подхалюзина в Островском.
- Ты ведь, наверное, интуитивный человек?
- Очень. Интуиция мне всегда правильные решения подсказывает. Ее только слушать надо. Тогда все хорошо будет.
- Ты из театра ушел тоже по интуиции?
- Конечно. Но тогда еще время такое началось. Очень тяжелое. Яма какая-то образовалась: работы в театре довольно долго не было, жена на сносях, жили на квартире, да еще с переходными годами это совпало. Если уж Александр Григорьевич Галко тогда из театра ушел, Женька Виноградов, то что уж про меня говорить... Серьезное было время. И у Дзекуна тоже кризис случился. На маленькое сумасшествие было похоже. Всеобщая растерянность - ив жизни, и в театре.
- Но тебе удалось выбраться. Ты был успешным бизнесменом?
- На жизнь хватало. Несмотря на хаос. На квартиру, машину, дачу заработал. А как все это произошло, душе захотелось большего. Щемило внутри каждый раз, когда в театр приходил.
- И все-таки для решения вернуться в театр требовалась, по-моему, особая воля. Некоторые люди, вынужденные уйти из актерской профессии в 90-е, предпочитали водку пьянствовать, заливая тоску. Куда только тут подевалась твоя мягкость?
- Бывают у меня в жизни импульсивные моменты. Не знаю, сам я собою в таких случаях управляю или что-то еще. Сила какая-то движет. Упираюсь, если чего-то захочу - вот вынь мне да положь. Несмотря на, присущую мягкость.
- Как Бык, которого ты играл в дипломной «Арене».
- Да, упрямство просыпается. Почти два года я готовился к приходу. Сбросить специально 27 килограммов - это не шутка, согласись.
- К твоему тогдашнему образу преуспевающего бизнесмена шли эдакая солидность. Ты был, как бы это сказать... плотный.
- Не то слово. Просто пузо рядом со мной ложилось, когда на бок переворачивался. Домой приходил поздно и наворачивал: очень поесть любил. Но жизнь меня научила: если чего-то захотел, делать нужно сразу, не откладывая до понедельника. Раз - и все. Иначе ничего не получится. Как отрезал - после обеда вообще не ел, вечером - только чай с лимоном. Отвлекался за компьютером. Или читал. Телевизор перестал смотреть - там последнее время постоянно про еду показывают. Поначалу сорвался разок, снова набрал. У нас в роду все такие ширококостные, крепкие, полнеют легко. Худеть хорошо во время репетиций - там сбрасываешь, не замечая. Я так на «Сиротливом Западе» похудел, что мама запереживала.
- Как дома отнеслись к твоему решению вернуться в неденежную профессию - оно же всех касалось?
- Жена Наташа просила подумать хорошенько. Я сказал: я постараюсь для тебя, а ты для меня. Пойми меня. Ничего, поняла. А потом радовалась, на все спектакли «Сиротливого Запада» подряд ходила. Ей нравится.
- Наверное, нельзя было заранее предположить, что окажется самым трудным?
- Нет, конечно. Я опять же, интуитивно, чувствовал, что все будет нормально. Что все не зря. Хотя начинать сначала - трудно. А самым трудным было поверить, что я снова в театре, что все это не сон.
- Отец Уэлш в «Сиротливом Западе» тебе помог начать?
- Я не хотел его играть. Когда Григорий Анисимович Аредаков дал мне пьесу прочитать, а потом спросил: кого играть хочешь, я сразу ответил - да кого угодно, хоть девушку, только не священника! Уж очень много общего было в этой роли с Сашей Двановым из «Чевенгура» -. они близкие по духу люди. А за ту роль я пострадал, тяжело ; мне она далась, вспоминать не хотелось. Только потом я почувствовал и понял, каким мощным внутренним стержнем обладает Отец Уэлш, и полюбил роль.
- Боюсь навлечь на себя гнев зрительский, но не могу молчать: не люблю артиста Костолевского в фильме «Безымянная звезда» за приторность и притворство;
- Меня отговаривали смотреть фильм. Ну щас прям: взял и посмотрел. Даже легче как-то стало. То, что мы делаем, то, как решает Александр Борисович Плетнев эту пьесу - совсем другое. И я Учителя чувствую на свой лад. Рано еще говорить. Пробуем. Мы не про любовь играем. А к ней идем. Маленькая станция, про которую у автора идет речь - неподходящее для любви место. Она ее, скорее, убивает. Тут любви быть не может, казалось бы. И все равно она возникает.
- Ты не боишься разочарования в театре?
- Разочарование возможно всегда. Но пока все у нас будет идти так, как сейчас идет, - не боюсь. Выходят спектакли разные, но все по-своему интересные. Смотришь и радуешься. Зрители возвращаются в театр, не только артисты. Насмотрелись американского кино - хватит. И атмосфера сложилась у нас хорошая, рабочая и творческая. А на мелочи я внимания не обращаю. Иной раз смешно даже... Сейчас я, наоборот, стадии очарования. Когда режиссеров много - очень интересно.
- В Отце Уэлше мне было дорого то, что возникало помю профессии - ощущение не про то хорошо сыгранной роли, важности высказывания. То, что над всем. Чуть выше. Это очень русская актерская особенност про которую мы подзабыли. Больше, чем игра.
- Я очень бы хотел это сохранить. Ради этого и стоит в теате работать. Иначе какой смысл?

«Саратовская областная газета» 16 августа 2007 года Ольга Харитонова

Антракт затянулся

Недавнюю премьеру академического театра драмы «Сиротливый запад» многие называют лучшим спектаклем театра последних лет. Актер Валерий Малинин играет одну из главных ролей - католического священника, пьющего и грустного. Играет замечательно. Никто из непосвященных зрителей не догадается, что на сцену Малинин вышел после тринадцатилетнего перерыва. В 1994 году он ушел из театра и стал бизнесменом, хотя сам Валерий не любит это слово.
- Валера, а бизнес, если не секрет, был какой?
- Да в общем всего понемногу - сельскохозяйственное производство, пшеница, мельницу небольшую в Энгельсе реконструировали.
- Благородное дело. Значит, попробовали роль мукомола.
- А мечтал ведь стать летчиком. И стал им, между прочим. Учился в Гагаринском центре, отлетал всю программу, у меня и книжка пилотская есть. Два года летал на вертолете МИ-2. Чуть не загремел на афганскую войну, когда туда пилотов набирали. Спасибо, Горбачев все это прикрыл.
- И тогда вы полетели в артисты?
- Нет, сначала на завод, работал электриком и слесарем. Это был очень серьезный период. Двадцать один год, и как-то прямо к горлу подошло, что жизнь моя не туда катится. Я ехал зимой утром в переполненном автобусе на работу, здоровые мужики меня зажали. Честное слово, помню этот момент: как стоял и думал – надо попробовать осуществить свою судьбу. Иначе совсем плохо.
И летом по старому справочнику для абитуриентов пошел искать театральное училище. А оно как раз в этот год переехало с Радищева на Рабочую. Хорошо, мне мужик прохожий подсказал.
- Валера, вы оканчивали курс у народной артистки СССР Валентины Ермаковой. Что это значит - объяснять не нужно. А в театре с чего начинали?
- Первой моей настоящей ролью на большой сцене был Саша Дванов в «Чевенгуре»по Платонову. Я пришел в драму, когда там правил Александр Иванович Дзекун. Мы с ним цапались, конечно, я даже психанул и заявление написал. И ушел. Правда, через полтора месяца вернулся. А потом, в начале девяностых, совсем уж беспредельные годы пошли, и с деньгами плохо, и с ролями было тяжело - нечем душу греть. Мы на квартире жили, жена беременная...
- Она просила вас: ну иди же, заработай денег?
- Нет, надо Наталье должное отдать, она никогда меня не попрекала. Но чувство было, как тогда в автобусе: надо жизнь менять. Ну и сказал: «Пойду я, Александр Иваныч, в люди». Мы по-человечески расстались, что бы про Дзекуна ни говорили.
- А вы когда из театра ушли, спектакли продолжали смотреть?
- А как же! Все отношения поддерживались. Вот, смотрите снимки, я как дачу на Волге построил, у нас артисты не переводились. Без этого не могу. Каждый год - несколько больших выездов со старыми друзьями. Настоящие капустники, с песнями под гитару, ночным плаванием, моими фирменными шашлыком и пловом. Так что не могу сказать, что через столько лет в одну и ту же реку во второй раз зашел. Мне кажется, я из нее и не выходил.
- Но вы все-таки шли где-то рядом по берегу. Когда мужчина из творческой, но бедной жизни уходит «заниматься делом» - это одно. А вот когда наоборот...
- Ну что бизнес, у меня там течет потихоньку - потому что дочка растет, семья. А я могу позволить себе заниматься любимым делом. Конечно, моя жизнь опять переменилась. Я, между прочим, чтобы приличным вернуться, похудел на 27 килограммов.
- Класс! А как?
- Да просто не ужинал. Обедал много, но почти два года совсем не ужинал. Чай с лимоном - и все.
- Валера, вы ведь пришли на первую репетицию не мальчиком. Через столько лет все пришлось доказывать заново - и окружающим, и самому себе.
- В первую очередь себе, конечно.
- Страшно было?
- Страшно. Мне очень помог питерский режиссер Антон Коваленко. А ребята, с которыми мы репетировали как проклятые, -они же все младше меня. Мне сорок второй год, и я оказался в роли новичка. Вот и представьте себе: на меня все смотрели - и пацаны, и народные артисты. Этого не расскажешь. Были моменты, когда хотелось смалодушничать, сорваться. Или на репетиции морду режиссеру набить. Это тяжкая работа. Да еще пьеса мощно на нас влияла. Ну какой я депрессивный католический священник? Мне бы с другой роли начать. А опять получается, что мы не ищем легких путей.
- А вы скучали по чему? По атмосфере театра, собственному выходу на сцену, по зрительским аплодисментам?
- По душе своей я скучал. Когда оформлялся в труппу окончательно, народный артист Аредаков мне сказал: «Что, в артисты хочешь?» Говорю: да ладно вам, Григорий Анисимович. Хочу.

Вопроса задавала Валерия Каминская «Неделя области» 30.05.2007 ( N 24)

 


автограф для артклуба

© 2001-2007 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)