к небнме

Долгая счастливая жизнь

по произведениям Геннадия Шпаликова

Переход на страницу о жизни и творчестве Г.Шпаликова

Инсценировка - Антон Кузнецов, Ольга Харитонова
Режиссер - Антон Кузнецов
Хореография - Алексей Зыков
Художник - Ольга Герр (С.-Пб)
Художник по свету - Д.Крылов
Музыкальное оформление - Ж.-П.Ламан (Франция)
Премьера состоялась - 21.06.2001

В спектакле заняты:

Антон Афанасьев
Игорь Баголей
Любовь Воробьева
Эльвира Данилина
Алиса Зыкина
Владимир Кошеваров
Виктор Мамонов
Константин Милованов
Ольга Милованова
Андрей Седов
Дмитрий Смирнов
Наталия Яковлева
Вера Ермакова - студентка театрального факультета


О премьере и Геннадии Шпаликове

Т.ЫлбхяукчА. Кузнецов: В программке указано, что мы посвящаем этот спектакль нашим мамам и папам, мы в то время были маленькими, но наши родители этот период прожили, и те детство и юность, которые мы получили от наших пап и мам - это, конечно, Шпаликов. Но у нас нет задачи восстановить то время, скорее то ощущение времени, которое в нас осталось. Шпаликов - поэт и писатель вневременной, он пишет о том человеческом возрасте, когда человек прекрасен, о юности. Это то время, когда человек редко бывает несчастен, он уже зрелый, но не повзрослевший. Восприятие Шпаликовым мира связано и с нашей юностью, поэтому это не реконструкция 60-х, в чем-то это ностальгия, потому что мы помним, что такое твой первый велосипед, появление телевизора в доме, первый футбольный мяч. Это не музейное воспроизведение той эпохи, а попытка воссоздать ее на сцене, попытка это снова испытать. Но, конечно, нельзя говорить, что это радужное, разноцветное, детское восприятие мира, это просто тот момент, когда человек начинает понимать, что мир устроен не так радужно, как ему казалось год или два назад, он еще верит, что человек способен жить по-человечески, это момент преднадломный. Сохранить дружбу или разойтись, возможна ли любовь между двумя людьми или жизнь ее все равно убьет, эти вопросы есть у Шпаликова. По отношению к нашей эпохе разрозненности и одиночества возникает ностальгия. У Шпаликова есть такие образы: велосипед, красные лыжи, новый футбольный мяч во дворе, какие-то малодоступные вещи тем людям, поэтому они понимают их прелесть и ценят совсем по-другому, а мы живем в другое время, тем приятнее нам было погружаться в ту атмосферу. Мы можем говорить о той жизни достаточно честно, но не с точки зрения прямой ностальгии, нужно постараться не убить то поэтическое восприятие, которое Шпаликов нес в себе. Нам, актерам, он особенно близок-Трудно это объяснить, но мы просто поняли, что это нужно делать сегодня, что сегодня важно говорить этим текстом, об этих людях, и о том, что они хотели оставить нам с вами.
О. Харитонова: На прошедшем недавно у нас семинаре критиков много говорилось о том, что театр обретает свой новый язык, близкий европейскому театру. Шпаликов, в этом смысле, автор, который позволяет нам искать в том же направлении. Не каждый современный драматург дает нам представления о том, куда двигаться театру.

Будут ли в спектакле танцы?

А. Кузнецов: Хореография в спектакле будет, потому что Шпаликов человек очень чувственный, очень физический и очень музыкальный, пластика в спектакле очень важна, и вообще нам это нравится, потому что в этом много правды, на самом деле. Это была музыкальная эпоха, радио было важнее телевидения. Сейчас не существует такого понятия, как танцплощадка, а это абсолютно шпаликовский элемент.

О французском сезоне

А. Кузнецов: Французский сезон, как мне кажется, во многом определил наше будущее. Мы познакомились со многими деятелями французского театра, которые стали друзьями и коллегами. Французский сезон - просто часть наших поисков.

Что ж, с нетерпением ждем премьеры. Кстати, на сцене кроме К. Милованова, И. Баголея, Э. Данилиной, А. Седова, А. Зыкиной, А. Афанасьева и других известных актеров театра мы увидим Владимира Кошеварова, ученика А.Г. Галко, выпускника театрального факультета этого года и Веру Ермакову, студентку первого курса А.В.Кузнецова.
А в завершении пресс-конференции актеры читали стихи Шпаликова, такие грустные, но светлые, близкие сердцу и полные боли:
По несчастью или к счастью - истина проста:
Никогда не возвращайся в прежние места,
Даже если пепелище выглядит вполне
Не найти того, что ищешь ни тебе ни мне-

Екатерина Семенищева, прессконференция в театре драмы, 08.06.01

Спасатель Шпаликов

Близится к завершению двухлетний французский сезон в академическом театре драмы. Последней его премьерой станет спектакль "Долгая счастливая жизнь" по произведениям Геннадия Шпаликова. "Посвящаем нашим мамам и папам" - написано в его программке от имени всех создателей и участников. Премьера состоится 21 и 22 июня.

Когда в романе Булгакова "Белая гвардия" герою снится погибший на первой мировой вахмистр Жилин, уже побывавший в Раю и встретившийся с Богом, то на вопрос, какой же Он такой, врач Алексей Турбин получает удивительный ответ: кажется, Он на тебя самого похож. Более объединяющего людей человеческого определения, наверное, сам Создатель не мог бы придумать, Бог - это то лучшее, что есть в каждом из нас. Геннадий Федорович Шпаликов это точно знал. Хотя в Бога, вероятнее всего, не веровал. Читаешь сегодня толстый том стихов, прозы, драматургии, дневников, писем, с любовью собранный другом писателя Юлием Файтом (снявшим первый фильм по сценарию Шпаликова "Трамвай в другие города"), и понимаешь, что самое глупое и неблагодарное занятие на земле - подозревать людей и жизнь в том, что они не прекрасны.

Наверное, он был шестидесятником, если иметь в виду, что родился Шпаликов в 37-м, а значит, 60-е совпали с порою его юности. В остальном же он никакому поколению не принадлежал. Поколению принадлежал Никита Михалков, сыгравший в юности одного из шпаликовских героев ("Я шагаю по Москве"), поколению принадлежал Николай Губенко, сыгравший другого ("Застава Ильича"), Поколение - это те, кто движется вместе, пользуясь и используя. И пусть им сопутствует удача. А Шпаликов - штучен. Его легко можно представить в компании друзей, в толпе - никогда. Или уж тогда эта толпа - и есть компания друзей. Он абсолютно неодинок. Он просто абсолютно один. Книжка, про которую идет речь, называется "Я жил как жил" - шпа-ликовской строкой. Он сказал - значит, так и есть, ибо все в его мире адекватно самому себе. Здесь вы не найдете привычных современному бытию и сознанию вторых и третьих планов, и все как пишется, так и читается. И слово значит ровно то, что оно значит. Эта равновеликость самому себе была для Шпаликова, хочется сказать, священной. Но высокого слога этот человек не терпел. Поэтому скажем так: одним из главных личностных и профессиональных критериев.

Андрей СЕДОВ, артист:

- Та единственная история, которую рассказывает Геннадий Шпаликов практически во всех своих произведениях, - это история абсолютной искренности и абсолютной чистоты. Причем она лишена сентиментальности и этим особенно сложна. Доброта его героев обезоруживает. Абсолютная безнаказанная доброта и любовь, замешанная на чистом чувстве - этого всего в нашем практичном, прагматичном мире сейчас так не хватает. Шпаликов - вера во все хорошее, что происходит с человеком, и надежда все это вернуть.

Ольга ГЕРР, художник:

- В мире этого человека мне дорого буквально все. Он во многом является противоположностью современному миру. У Шпаликова живы чистые человеческие отношения и настоящие духовные ценности. Это мир внутренней свободы и ответственности за человеческую жизнь. Для меня он, конечно же, черно-белый, и не только потому, что прочно ассоциируется в сознании с кинематографом. А и потому, что мир Геннадия Шпаликова практически бескомпромиссен: зло тут зло, а добро - добро.

Он очень любил своего отца, погибшего во время войны в Польше. И прожил, как, кстати, и Михаил Афанасьевич Булгаков, практически ровно столько же, сколько отец. "Я родом из детства" - замечательный фильм 65-го года, тоже по шпаликовскому сценарию, где с фронта приходит герой Владимира Высоцкого, чтобы навсегда запечатлеться в памяти мальчишки-безотцовщины. Они могли быть только такими - те, кто воевал, кто не вернулся, - сильными, мужественными, верными. Что-то удивительно крепкое и основательное остается на всю жизнь в мальчишках, которые любили своих отцов.

Алексей ЗЫКОВ, хореограф:

- Шпаликов погружает меня в мир моего детства. В жизнь моих родите-

лей. Помню, как мы ходили с мамой на торжественные мероприятия, после которых взрослые танцевали под оркестр. Совсем иные танцы, чем сей-час. Это был чудесный романтический мир, где ценились искренность и правда. Таким, во всяком случае, он остался в моем сердце. И мне особенно дорого сейчас то, что на репетициях возникают очень простые и ясные человеческие взаимоотношения персонажей, почти неуловимые вещи, очень теплые, почти прозрачные в своей чистоте. Как они возникают, даже непонятно, потому что никакой жесткой формой и концептуальными построениями этого не добьешься. Все хорошие люди, вспоминающие Шпаликова, рассказывают веселые, забавные эпизоды общей жизни, записывают впечатления, фрагменты, случаи. Они легко складываются в целое, которое никто даже и не пытался выразить словами. Совершенно бесполезное занятие. Шпаликов как первый летний дождь. Или снег, ровно падающий на ждущую его землю. Или луч света, разбудивший ребенка в колыбели. Как долгая счастливая жизнь, длящаяся одно мгновение.

Антон КУЗНЕЦОВ, режиссер:

- Шпаликов для меня прежде всего Поэт. Потому он так и любит Пушкина. А Пушкин, я убежден, любит Шпаликова. Очень мало есть людей, которые способны в кромешный и кровавый XX век писать только о прелести и красоте жизни. Один из героев нашего спектакля говорит: "Мы сохранили веру в человека. А иначе и быть не могло - вера в человека - вот что нас двигает". Веру эту можно сохранить только благодаря таким людям, как Геннадий Шпаликов. Он и есть то лучшее, что живет в каждом из нас.

Людей теряют только раз,
И след, теряя, не находят,
А человек гостит у вас,
Прощается и в ночь уходит.

А если он уходит днем,
Он все равно от вас уходит.
Давай сейчас его вернем,
Пока он площадь переходит.

Немедленно его вернем,
Поговорим и стол накроем,
Весь дом вверх дном перевернем
И праздник для него устроим.

Ольга ХАРИТОНОВА, Саратов-СП

ЧУДИКИ
(ТЕАТР ДРАМЫ НОСТАЛЬГИРУЕТ ПО ПРОШЛОМУ)

В театре академдрамы - премьера. Последняя в завершающемся двухлетнем французском сезоне. "Долгая счастливая жизнь" по произведениям Геннадия Шпаликова.

Известный поэт, сценарист, кинодраматург, Шпаликов был знаковой фигурой для тех, кого принято называть ''шестидесятниками". Бесконечно открытый, добрый, щедрый, он стал выражением надежд и чаяний целого поколения. Поколения наивных "чудиков" и неисправимых романтиков, мечтам которых не дано было сбыться. Поколения наших мам и пап, навсегда оставшихся в том времени, в нынешнем пребывающих лишь вопиющим анахронизмом.

Долгий, как само название, трехчасовой спектакль наполнен сценами и бытом "совкового" существования. Убогого и ограниченного, но оставляющего нетронутым пространство духа. Нетронутым, несмотря на войну, рикошетом пролетевшую по судьбам, на дефицит в магазинах и шум в коммуналках, на то, что нет другой радости, кроме как выпить водки с друзьями и закусить разделенным на троих яблоком. Нет даже радости веры в Бога.

Только праздничный парад, с его транспарантами, флажками и криками "Ура!" иногда вселяет ощущение праздника и поднимает над беспросветными буднями. Они жалки, эти чудики, и смешны в своей внутренней и внешней неприкаянности. Но что-то очень хорошее, целомудренное есть в этих взрослых детях. То, чего мы не стыдимся сегодня. Какая-то ни на чем не основанная вера в человека, в его созидательную красоту, в добро. Спектакль затянут, а местами откровенно скучен. Но хорош уже тем, что поднимает пласт культуры и времени, с которыми мы, сегодняшние, как бы ни брыкались, связаны генетически. Что-то в нем мы не приемлем, а что-то нам дорого, как колыбельная детства. Так или иначе, вряд ли мы выиграем, если выбросим его за скобки нашей до беспредела свободной рыночной экономики.

Дарья Стогова, "МК в Саратове" от 28.06-05.07.2001

О наших в "центральной" прессе

Лаборатория любви

На театральном фестивале имени Александра Вампилова

…Награды на фестивале не присуждались, однако общественное признание, негласный рейтинг, конечно же возникали. Рижский "Старший сын" в этом рейтинге - один из первых. Как и спектакль "Долгая счастливая жизнь", поставленный в Саратовском театре драмы молодым режиссером Антоном Кузнецовым и сыгранный молодыми актерами. Это спектакль по сценариям, стихам, песням Геннадия Шпаликова. И его душевный посыл адресован не только "шестидесятникам", которые вспоминают о надеждах своей молодости, но прежде всего тем, кого в ту пору еще и на свете не было. Душевный посыл, который принимается с признательностью и готовностью. Всем, оказывается это нужно - надежда… И если говорить о ностальгии, то скорее не по "доброму ушедшему времени", а по человечности красивых порядочных людей, еще не ведавших греха бездушного прагматизма….

"Культура" 17-23 января 2002 года Н.Жегин, К. Щербаков

Порыв к тишине

Что угадал Театральный фестиваль драматургии имени А.Вампилова
Был на фестивале особенный, кульминационный спектакль, вобравший в себя и "эффект ретроспекции", и порыв к тишине... Спектакль о Геннадии Шпаликове, знаменитом сценаристе, поэте, авторе фильма "Мне двадцать лет". Шпаликов и Вампилов были ровесниками. И один, и другой трагически погибли. Связь их судеб пронзительна. Ансамблевый спектакль Саратовского академического театра драмы "Долгая счастливая жизнь" именно эту связь и выявляет (инсценировка по стихам, прозе и сценариям Шпаликова О.Харитоновой, хореограф А.Зыков). по существу, Антон Кузнецов, один из самых молодых художественных руководителей в стране, вместе с молодыми актерами создал современный эпический спектакль. Это сколько портрет одного человека, столько же портрет поколения. Поколения романтиков, столкнувшихся с ложью и пустотой. Это сколько трагедия таланта, не узнанного временем и не нужного ему, столько же и трагедия самого времени, унижающего, гулкого от демагогии, бессильного. Образ времени 60-х годов, вообще сценические диалоги прошлого и настоящего ярко, нежно, по-доброму, аскетично воссозданы на подмостках. Столкновение двух стихий на сцене, лирической и трагической, возвращает в театр высокое эмоциональное напряжение, от которого мы почти отвыкли. А интонация доверия, тихая искренность актеров (и снова стихи: в который раз в современном спектакле!) ненавязчиво, бережно вводят зрителя в мир внутренних переживаний героев. Шпаликовская, вампиловская интонации...
Давай поговорим, как лицеисты,
О Шиллере, о славе, о любви.
О женщинах возвышенно и чисто...
К этому "возвышенно и чисто", не оставляя надежды, и должен, видимо, подниматься Иркутский фестиваль современной драматургии им. А.Вампилова. аналогов такому фестивалю сегодня нет. А от взаимоотношений сцены и пьесы, режиссера и автора зависит состояние театра будущего. Ни больше ни меньше.

"Новое время" N 47, 2001 Елена Стрельцова

ї 2001-2004 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)