Сергей Сосновский

заслуженный артист России

Учебное заведение
Саратовское театральное училище им.И.А.Слонова
Мастер
Шляпникова Надежда Дмитриевна
Год окончания
1976
Театры и режиссеры
Саратовский академический ТЮЗ им.Ю.П.Киселева - Ю.П.Киселев, Л.Д.Эйдлин; Саратовский академический театр драмы - А.И.Дзекун, А.В.Кузнецов, И.Коняев
Важные роли
Чернышевский "Что делать?" Чернышевский; Шекспир "Как вам это понравиться?" Шут Оселок; Чехов "Чайка" Треплев; Булгаков "Мастер и Маргарита" Коровьев; Галин "Тамада" Симон; Шорников "Огонек в степи" Саша Ломакин; Радзинский "Наш Декамерон" Он; Булгаков "Багровый остров" Ликки-Тикки; Платонов "Чевенгур" Прокофий Дванов; Пэтон "Додо" Генри; Зингер "Тайбеле и ее демон" Гимпа-дурень; Довлатов "Новый американец" Марков; Горький "На дне" Сатин; Ерофеев, Носов и др. "Берендей" Веничка, Шура Дрозд; Бомарше "Женитьба Фигаро" Бридуазон;Галин "Конкурс" Пухов ; Островский "Мечтатели" Счастливцев; Тургенев "Завтрак у предводителя" Балагалаев;
Владение музыкальным инструментом
баян
Работа в кино, на телевидении, радио, эстраде
телеспектакли: "Мастер и Маргарита", "Чевенгур" (ЦТ)
Лмеияц Фкхкнкс БмхеуяйНаграды
Золотой Арлекин (2000г.) - За лучшую мужскую роль
Преподавательская деятельность
Школа искусств №1 (г.Энгельс)
Место работы
Саратовский государственный академический театр драмы
приглашен во МХАТ им. Чехова в апреле 2004 года


Москва, телевизор, увидимся!

В детстве Сергей Сосновский и не представлял, что станет артистом. Родился в селе Макруша Красноярского края, учился на автослесаря. Случайно попал в драмкружок. Опять-таки случайно, за компанию, отправился в Саратов поступать на театральный факультет. Поступил, прошел весь путь до диплома. Потом были десятки сыгранных ролей в ТЮЗе, годы работы в академдраме.
Сегодня Сергей Валентинович актер МХАТа имени Чехова.

Блиц

– Следите за политической ситуацией в области?
– Конечно, из Москвы. Надо сказать, все московские саратовцы, или саратовские москвичи, стараются, насколько я знаю, отслеживать новостные сюжеты, идущие по центральным каналам, связанные с событиями вокруг непростых взаимоотношений губернатора Аяцкова с областной прокуратурой.
– В выборах участие принимаете?
– Обязательно. Хотя в глубине души понимаю, что мой голос ничего не решит. Все уже решено.
– Сами не думали пойти в депутаты или баллотироваться в губернаторы?
– Не мое это. Кому-то дано быть артистом, кому-то – политиком. Мне по душе театр, ближе творчество.
– Чего сегодня не хватает на рынке печатных СМИ?
– По-моему, всего в избытке. В отличие от советского времени, когда выбор ограничивался четырьмя изданиями, сейчас на развалах представлены сотни наименований. Есть желтая пресса, красная, черно-белая, политически корректная и остро оппозиционная. Нравится – читай одно, не нравится – возьми что-нибудь другое.
– Если б я был…
– Волшебником, сделал бы так, чтобы не было войн. Да для себя бы такого театрального талантища наколдовал, что стал бы суперактером уровня старшего Райкина.
– Никогда не жалели, что не родились в другую эпоху, например, в шекспировское время?
– Нет, не хочу ничего менять. Нравится мне наше революционное время, эпоха перемен. Хорошо, что застал застой, переворот, глобальные экономические реформы. Жить интересно, не скучно.
– Государственная Дума приняла закон об ограничении на телевидении рекламы пива…
– Я – за. Сам ни пива, ни водки, ни вина никогда особо не пил и в обозримом будущем не собираюсь. Больно видеть, когда подростки 11–13 лет весь вечер сидят с пивом у подъезда, одуревают. На Чистопрудном выходишь после рабочего дня – на улице просто воняет пивным перегаром, все загажено. Пусть люди пьют, но не в таких объемах и желательно в сознательном возрасте.
– Предложат сняться в рекламе пива, согласитесь?
– Соглашусь. Откажусь я, найдется кто-нибудь другой. Не было у нас больше ста лет рекламы водки – не перестали же мы употреблять этот крепкий спиртной напиток.
– Как относитесь к постоянному росту цен на жилищно-коммунальные услуги?
– Это естественный процесс в условиях инфляции. Другой вопрос – оплачиваемые нами услуги должны быть качественными. А такого нет.

На сцене и около

– Сложно было расставаться с Саратовом?
– С Григорием Аредаковым мы условились, что каждый месяц буду приезжать, доигрывать репертуарные спектакли. Потом появился Антон Кузнецов, сказал, как отрезал: «Спасибо, театр в этом не нуждается». Грустно, мог бы уйти не так болезненно. Насколько я знаю, спектакли «На дне» и «Мечтатели», где был задействован и играл не последние роли, до сих пор не идут, да и возобновление постановок не предвидится. Я бы с удовольствием поучаствовал – попросту соскучился по сцене, по зрителю. Два месяца ведь не выходил на подмостки.
– А как же МХАТ?
– Репетирую во втором составе «Вишневого сада». 25 сентября, если не случится ничего экстраординарного, впервые выйду на МХАТовскую сцену. Занят в постановке по пьесе «Последний день лета, или Культурный слой» братьев Дурковых (такой псевдоним драматурги взяли в противовес известным в театральном мире братьям Пресняковым). Премьера должна была состояться 29–30 июня, но заболел Любшин. Запуск проекта отложен до начала октября. Уже с 27 августа пойдут репетиции нового спектакля армянского режиссера Александра Григоряна «Ужасная луна». Александр пять лет проработал в Саратове, хорошо знаком с Риммой Беляковой, дружил с Георгием Банниковым. Была читка пьесы. Это история о том, как двести лет назад в Турции уничтожали армян, вырезали поголовно. По сюжету, от преследования спасаются армянские парень и девушка, которые пытаются продолжить род – родить сына. Девушка никак не может забеременеть, и молодые люди берут на воспитание мальчика-итальянца. Мальчик вырос, многое пережил. И я играю уже седобородого 70-летнего старца, вспоминающего свое детство. Пьеса написана два года назад. С успехом прошла на Бродвее, поставлена в Швейцарии.
– Сразу вопрос: вы имеете итальянские или армянские корни?
– Вроде бы нет. Самое любопытное, ни у кого из артистов, задействованных в постановке, нет армянских корней.
– МХАТовский уклад разительно отличается от нашего, академдрамовского?
– У всех все расписано по минутам. У нас перед выпуском спектакля актеры с режиссером могли не вылезать из театра с 9 утра до полуночи. Во МХАТе репетиции – строго по графику. Если написано, что с 11.00 до 14.00, то так оно и будет, не минутой свыше. Многие актеры где-то снимаются, параллельно заняты в постановках других театров. В Саратове такого нет. С другой стороны, рабочий процесс – он и в Африке рабочий процесс. Особых отличий не наблюдаю. Разве что зарплата в пять раз больше.
– Когда Табаков приезжал в Саратов, хвастался – его артисты получают около двадцати тысяч рублей.
– Даже больше, знаю не понаслышке.

Тайная свадьба

– Как с жильем?
– До отпуска обретался в общежитии «Табакерки», что на Чистых прудах. Двадцать минут идти до Красной площади, столько же до театра. В бытовом плане все было отлично. Сейчас комнату попросили освободить. Взяли в труппу «Табакерки» нового актера, кстати, тоже саратовца. Очень перспективный паренек, окончил наш театральный (курс Галко) и школу-студию МХАТа. Теперь театр будет снимать мне отдельную квартиру. Предложат на выбор пять или шесть вариантов.
– Ощущаете себя столичным жителем?
– В КВН понравилась шутка. Армяне вышли: «По нашим данным, в Москве 15% коренного населения. (Пауза). Понаоставались тут!» Ощущения, что уже коренной москвич, нет. Говорят, родина приобретается через три года. Жду.
– А что за история с тайной свадьбой, подробно описанная в одной из местных газет?
– Никто никакой тайны из церемонии бракосочетания не делал. Просто нужно было быстро расписаться. Не знал, что в Саратове есть папарацци. Думал, пригласили фотографа из ЗАГСа, а он оказался еще и корреспондентом газеты. Выдал все увиденное за сенсацию.
– Жена осталась в Саратове?
– Пока да, но квартиру в конце августа едем выбирать вместе. В Саратове у жены своя турфирма, год назад создала. Сейчас бизнес, вроде бы, берет в свои руки сестра. Тем более все турфирмы работают через московских операторов. Может быть, супруга станет таковым.
– Не видите жену домохозяйкой?
– Почему же? Какое-то время это вполне возможно.
– Посоветовали бы детям актерскую судьбу?
– Дочка от первого брака в этом году пыталась поступить в школу-студию МХАТ на курс Алексея Гуськова. С налета прошла первый тур, а во время второго, как назло, сдавала здесь госэкзамен. В Москву вырвалась лишь спустя две недели, курс к тому времени был набран. В следующем году в Саратове набирает курс Галко, будет пробоваться снова. Сыну 27 лет. Окончил физический факультет университета, работает инженером-компьютерщиком. Никаких помыслов о театре за ним не замечено.

Опять злодей

– Насколько мне известно, у вас уже богатая фильмография.
– Начало было положено год назад небольшой эпизодической ролью в кинокартине «Мой сводный брат Франкенштейн». Фильм этот сейчас собирает призы на кинофестивалях. Слышал, взял что-то на «Кинотавре», в Венеции… Тогда на сам процесс съемок смотрел широко раскрытыми глазами. В принципе, со временем ничего не изменилось – не перестаю удивляться. Во Франции вышел художественный полнометражный фильм с моим участием, называется «Медаль солдата». Вся съемочная группа была из Парижа, только два исполнителя русских. Мы играли маму и отца главного героя – парнишки, призванного служить в армию и отправленного в Афган. Заканчивается фильм тем, что молодой человек, как выясняется, неплохо играющий на гитаре, организует в Париже свой сольный концерт. Но дата совпадает с 11 сентября, днем, когда в Америке в небоскребы врезаются самолеты с террористами. Парень выходит на сцену, а в зале пусто. Зло порождает новое зло, все закольцовано. Картина получилась остро антивоенной. Актеру, сыгравшему главную роль, сейчас 42 года. До 21 жил в России, затем эмигрировал во Францию. По-русски говорил очень неплохо. Однажды посмотрел телепередачу «Человек и закон». Ужаснулся: «Здесь одни бандиты!» Ну и что, говорим, такие передачи у нас каждый день идут. Показывают, как банды орудуют, убийцы, мошенники промышляют. «Не может быть!» Еще как может.
– А чем заняты в кино сегодня?
– У меня три предложения. В октябре буду сниматься в сериале «Каменская-4». Саратовцы этот проект буквально оккупировали. Кроме меня, играют Саша Федоров, Эльвира Данилина, Костя Милованов, Ольга Милованова. Правда, все четверо задействованы в одном фильме, а я – в другом.
Готовится продолжение теленовеллы «Прокуратура». С 3 сентября начнем съемки второго сезона. Любопытно: первые 20 серий еще не прошли ни по одному телеканалу, а уже взяты к производству следующие 20 серий. Продюсеры отсмотрели материал, им понравилось, решили рискнуть. Играю начальника спецслужбы у крутого мафиози. Вовсю мочу ментов (операции разрабатываю, нахожу исполнителей убийства). В заключение первого сезона моего героя повязали. Как и положено в таких случаях, омоновцы заломили руки за спину, распластали мордой об асфальт. Что любопытно, для съемок этого эпизода пригласили настоящих омоновцев. Работали без репетиций. Мотор, поехали! Паренек лет 20-ти как зажал меня в тиски, как заломил руку, я давай орать матом: «Больно, …, больно!» После подходит режиссер: «Отлично, переснимать не будем, даже текст этот оставим, вышло весьма натурально». Говорю: «На самом деле было очень больно». Омоновец извинился, сказал, что больше такого себе не позволит. Перешли к следующему эпизоду. По сюжету меня должны повалить и прижать к асфальту лицом, чтобы камера запечатлела крупный план. Раз пять сцену переснимали. Омоновец прижимал меня к асфальту нежно-нежно, аккуратно до невозможности, все время извинялся. Невероятно, но мой герой каким-то образом откупился, вернулся к своей бандитской жизни. Режиссер мне так и сказал: «Ваша роль выросла».
Несколько дней назад пригласили еще в один телевизионный проект. Точного названия пока не знаю. Предполагается, сыграю молодого полковника в отставке, которого разыскивает чуть ли не Интерпол. Опять злодей! С другой стороны, кино для меня все еще в новинку, такой кайф, что разницы нет – кого играть. Тем более отрицательные образы всегда объемнее и интереснее.

Театральные анекдоты от Сосновского

К второплановому пожилому актеру урюпинского театра драмы приходит дьявол:
– У меня к тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Завтра в Урюпинске остановится московский поезд. В ваш театр зайдет столичный режиссер, увидит тебя, пригласит в Москву.
– Но у нас завтра простенькая детская сказка, я в крошечном эпизоде.
– Ничего, увидит, пригласит. Даст хорошую роль. На премьере тебя приметит режиссер МХАТа Табаков, позовет к себе. Олег Павлович предложит две роли на выбор. Я скажу, на какую соглашаться. Тебя увидят все кинорежиссеры страны. Снимешься в двух фильмах – откроется дорога в Голливуд. Сыграешь в блокбастере, получишь «Оскара», пойдут миллионные гонорары, заживешь, как сыр в масле. Но одно условие – все твои родные погибнут. Думай!
Актер сидит, размышляет:
– Так! Московский режиссер, МХАТ, кино, Голливуд, «Оскар»!
– Да, «Оскар» и миллионные гонорары.
– И все родные умирают?
– Да, умирают.
– Еще раз: МХАТ, Москва, Голливуд, миллионы долларов! Никак не пойму, а в чем подвох?

Два актера после репетиции сидят в театральном буфете. Один другого спрашивает:
– Ну, как тебе наш новый главный режиссер?
– Ой, гад, какой гад!
– Тише, он же сзади стоит!
– Нет, ну я в хорошем смысле этого слова.

Николай Шиянов "Неделя области" № 35 (100) от 25.08.2004

Между шутовством и героикой границы нет

В театре драмы - суета сует: вовсю идет подготовка к премьере спектакля "Завтрак у предводителя" по Тургеневу. Репетиции по два раза в день - с небольшой передышкой на обед. А вечером - спектакли. Премьеру готовит приехавший из Санкт-Петербурга режиссер Игорь Коняев. "Предводителем" избран заслуженный артист России Сергей Сосновский. 8 лет он играл в киселевском тюзе, и уже 18 - в академдраме. Но до сих пор размышляет о том, что если все вернуть сначала, то, возможно, он и не стал бы актером.
- Вас называют актером, который не имеет амплуа как такового. Мол, нет ни одной роли, в которую бы вы не смогли перевоплотиться. Откуда это в вас?
- В театре нет такого штампа - амплуа трагика или комика. Это нечто благоприобретенное. Многое играет на это. Бывает, человеку не повезло, он ничего больше не пробовал. Его видят таким. Это и не недостаток, и не достоинство. Так судьба распорядилась. А бывает и другая судьба - когда актер, например, ощущает себя героем-любовником, и видение режиссера совпадает с его собственным видением. В этом случае актер используется там, где он наиболее глубоко, полноценно открывается.
Дзекун не побоялся поднять меня до героя и назначил Турбиным в "Белой гвардии", в "Торо" - тореадором. Наверное, он рисковал. Но его уверенность внушала уверенность и мне. Думалось: он знает, что делает. Сейчас репетирую главную роль в "Завтраке у предводителя". Мне вообще везет. Большинство сыгранных мною ролей мне нравилось.
- Вы сыграли множество шутов и клоунов: Ворон в "Маленькой Бабе-Яге", рыжий Джим в "Пеппи Длинный чулок", шут в спектакле Мольера "Молодость Людовика XIV", шекспировский Шут… В цирк податься не хотели?
- Хотел. И даже планировал номер. У нас в Саратове был такой клоун - Бандура. Он увидел меня в "Пеппи", и нам пришла в головы шальная мысль - сделать что-нибудь драматическо-пластическо-цирковое. Но что-то помешало, наши пути разошлись. А роль Джима для меня и по сей день дорога. Нравился мне и шекспировский Оселок. А вот мольеровский шут особого впечатления не произвел.
- Шуты, клоуны и вдруг в "Нашем Декамероне" - Вечный Пьеро. И цирк, и ад… Чего в вас больше?
- Наверное цирка. Может, потому что я ленивый, чтобы быть злым гением. Это же надо думать, какие и как строить козни. Или взять депрессии. Если человек доводит себя терзаниями до изнеможения, наверное, он получает от этого удовольствие. Со мной это редко бывает.
Однажды я оказался у экстрасенса, который сказал мне странную фразу: "Ты последние годы работаешь на дьявола, даже играя светлые роли. Это Божья кара". Я ее не понял, но как-то почувствовал. В тех же спектаклях Дзекуна все было замешано на смерти, грехе... Не могу сказать, чего было больше - сатанинского или божественного. Но что было и то, и другое - однозначно.
- В какую сторону вас ни поверни, счастливая природа импровизатора - тут как тут. Вы позволяете себе на сцене отклоняться от текста, вносить собственные реплики...
- Это там, где позволено или заложено режиссером. Если он говорит: "Сережа, в этом месте делай что хочешь, но в таком-то ключе", - то я всегда готов. Очень люблю шутки. У нас перед Новым годом шел "Конкурс". Я играю самого богатого человека в Курске, постоянно хожу с мобильником. В перерыве звоню знакомой, рассчитываю время и прошу набрать мой номер через полчаса. И вот спектакль в разгаре. На сцене чуть ли не драка, и тут звонит мобильник. А я не знаю, как его отключить. Грозно кричу в трубку: "Позвони позже!" Потом получил за эту вольность нагоняй. Но ведь у героя есть сотовый. Так почему бы ему не зазвонить?
- В одной из сцен Турбин как бы сверху наблюдает за близкими, не понимающими конца света. Сегодня многие пророчат его. Как вы на это смотрите?
- Я об этом не думаю. Или не хочу. Турбин задумывался. Но он смотрел не сверху. Он стоял на одном уровне со всеми. Единственное, что его отличало от других - он был зорче, смотрел дальше. Он видел, что будет с этими людьми, с белым движением. Он видел судьбу интеллигенции - этой "белой кости", цвета нации.
- Рассказывают, когда вы работали в тюзе, вам приходилось торговать. Это была борьба за выживание или своеобразная роль?
- Это была общественная нагрузка. А для меня - спорт. Я состоял в профсоюзе. С продуктами было туго. И в старой заброшенной гримерке мы организовали что-то вроде буфета или склада продуктов. Я шел в торг, на мясокомбинат, конфетную фабрику и договаривался: мы вам - концерты, вы нам - продукты. А потом вставал за прилавок и как настоящий продавец обслуживал актеров.
- Однажды на встрече со студентами вы сказали, что если бы заранее знали, сколько получает актер, то на сцену не пошли. Что вы сейчас думаете по этому поводу?
- Если бы можно было все вернуть к отправной точке, я бы многое сделал по-другому. А сейчас втянулся. И уже не жалею, что не стал банкиром или премьер-министром. Это моя черта характера - не жалеть о вчерашнем, не помнить долго плохого. На самом деле человеку мало нужно для комфорта - еды, одежды... А что нужно? Может быть, любви... Да и ее чуть-чуть, но только чтобы это была любовь, а не игра. Все остальное ты дофантазируешь. И так дальше. Ведь мы ничего с собой "туда" не возьмем.
- А вы боитесь этого "туда"?
- Пока немного страшновато. Но кажется, чем ближе это будет, тем спокойнее буду на это смотреть. Главное, что сейчас живу вполне нормально. Поэтому о грустном стараюсь не задумываться - по крайней мере в ближайшие лет30.

Елена Иванова. "Неделя области", N 5, 5 февраля 2003 года

Сергей Сосновский: "Каждую роль репетирую как первую!"

Сегодня завершает свою работу выставка музея им. Радищева "Художники в театре". В первую очередь она интересна тем, что все выставленные экспонаты хорошо знакомы cаратовским зрителям по спектаклям. Кроме множества эскизов и миниатюрных макетов декораций, здесь можно было увидеть настоящие театральные костюмы Бориса Годунова, Аркадиной, Тореодора, сравнить готовые куклы из "Теремка" с замыслом художника на эскизе. Переходя из зала в зал, переходишь из одной театральной атмосферы в другую. Театр теней, яркая оперетта, добродушный "Теремок", загадочный АТХ, который был представлен коллекцией движущихся мобилей Сергея Петрова.
В рамках выставки музей попытался возродить старую добрую традицию творческих встреч с актерами, которая в последнее время воспринимается как примета прошлого. Последней из этой серии была встреча с заслуженным артистом России, лауреатом премии "Золотой Арлекин" Сергеем Сосновским. По его признанию, такие вечера необходимы порой и самим актерам.
На сцене мы видим лишь маски, и чем лучше и точнее игра, тем менее заметен за ней человек. Сергей Сосновский - актер в Саратове популярный, его любят и ждут новых работ.Тем более было интересно узнать его поближе.
Сергей Валентинович Сосновский родился в 1954 году, в селе Макрушино Красноярского края. Пока учился в школе, часто переезжал с места на место, жил на Украине, в Норильске, где впервые попал на драматический спектакль, который впрочем его совсем не впечатлил. После школы поехал на Украину, поступать в строительный техникум, но на пути встала злосчатная математика, и тогда Сосновский, не долго думая, поступил в МГУ - Макеевское городское училище. Однажды на занятия драмкружка кто-то принес объявление о наборе на курс в Саратовское театральное училище, и он без проблем поступил на курс Н.Д.Шляпниковой. После училища - 9 лет в ТЮЗе, уже 16 лет в Театре Драмы и около 50 ролей.
О времени работы в ТЮЗе он вспоминает с теплотой, особенно о З.Г.Спириной, В.Краснове, С.В.Лаврентьевой и многих других, играть с ними на одной сцене - об этом можно только мечтать, он вообще говорит, что не припомнит случаев, когда ему были не по душе партнеры по сцене.
Было и время, когда Театр Драмы держался буквально на нем. Роль за ролью, одна труднее другой, о которых и сейчас зрители вспоминают с восхищением. Сосновский практически не принадлежал себе. Сейчас работы намного меньше, но каждый раз его появление на сцене - подарок для зрителей.
Но это далеко не все, чем интересовались пришедшие на встречу. Перефразируем немного классика: "Несколько фактов из жизни Сергея Сосновского, рассказанные им самим."
Факт 1: Сосновский не любит поэзию, зато во времена учебы театрального училища весь курс был "просто влюблен" в Чехова.
Факт 2: Мечтал сыграть отнюдь не Гамлета, а Фигаро.
Факт 3: После того, как Сосновский сыграл автора в "Что делать", его за своего стали принимать в музее-усадьбе им.Чернышевского, а один местный художник хотел написать с него портрет Николая Гавриловича.
Факт 4: Настолько убедительно репетировал роль пьяницы в спектакле "Новый американец", что по театру поползли упорные слухи: Сосновского увольняют из театра за явку в пьяном виде.
В новой роли Сергей Сосновский предстанет перед нами совсем скоро. На 24 марта запланирована долгожданная премьера. На сцене Театра Драмы - великий Островский. Ждем с нетерпением!

Екатерина Семенищева 21.02.2002

автограф для артклуба

© 2001-2006 Виртуальный Артистический Клуб (VAC)